По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Почему не стоит заявлять в иске требование о признании незаконными действий по использованию объекта интеллектуальной собственности

2 августа 2019 г.

Очень часто в своей практике, связанной с участием в судебных спорах в области интеллектуальной собственности, мы сталкиваемся с такой ситуацией, когда истцы, ознакомившись с положениями статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ, Кодекс), фактически дословно переносят данную норму в просительную часть искового заявления. Наиболее встречающиеся исковые требования звучат следующим образом:

  • изъять из оборота и уничтожить контрафактные товары за счет нарушителя, на которых незаконно размещен товарный знак (правда, совсем не понятно, где эти товары хранятся, в каком количестве, и как судебный пристав-исполнитель должен их идентифицировать? – Прим. автора);
  • запретить использовать товарный знак, полезную модель, топологии интегральных микросхем отныне и во веки вечные;
  • признать действия ответчика по вводу в гражданский оборот товара, маркированного спорным обозначением, нарушением исключительного права истца.

Анализа первых двух требований я уже касался в своей статье, которая называется «Борьба с контрафактом путем привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности».

Так, в отношении требования о запрете суды указывают, что абстрактные требования об общем запрете конкретному лицу на будущее в любое время использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в силу закона не подлежат удовлетворению, поскольку удовлетворение такого требования влечет нарушение принципа исполнимости судебного акта, так как привлечение ответчика к ответственности за каждое последующее правонарушение возможно только посредством предъявления нового иска, а не путем предъявления к исполнению исполнительного листа, содержащего абстрактный запрет.

При этом стоит отметить, что запрет, о котором просит истец установлен непосредственно законом (абзац третий пункта 1 статьи 1229 ГК РФ).

Требования об изъятии из оборота и уничтожении без какой бы то ни было компенсации материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, также зачастую отклоняются судами, поскольку истцы не могут предоставить доказательств, указывающих наличие у ответчика контрафактных материальных носителей.

Теперь предлагаю рассмотреть вопрос, почему же все-таки не стоит заявлять требование о признании незаконными действий ответчика по использованию объекта интеллектуальной собственности. Для ответа на этот вопрос я предлагаю обратиться к Кодексу.

В соответствии со ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Согласно ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным решения собрания; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования: 1) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя; 2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; 3) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб; 4) об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 5 названной статьи - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; 5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

По смыслу статьи 12 ГК РФ и части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо – лицо, чьи права или законные интересы нарушены или оспариваются, должно избрать такой способ защиты нарушенного права, который предусмотрен законом для конкретного вида правоотношений и который позволит в действительности восстановить нарушенное право.

Способы защиты гражданских прав направлены на обеспечение защиты прав и свобод и восстановление нарушенных прав, что следует, в том числе, из определений Конституционного Суда Российской Федерации от 27.05.2010 № 732-О-О, от 15.07.2010 № 948-О-О, от 23.09.2010 № 1179-О-О, от 25.09.2014 № 2258-О.

Гражданское законодательство не ограничивает субъекта в выборе способа защиты нарушенного права, при этом лицо, чье право нарушено, в силу статьи 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению, но избранный лицом способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения и непосредственно привести к восстановлению нарушенного права.

Полагаю, что указанный выше абзац раскрывает всю суть заложенного законодателем смысла, и должен анализироваться лицом, обращающимся за судебной защитой, перед тем как формулировать просительную часть искового заявления.

Если выразить эту мысль простыми словами, то нужно проанализировать обстоятельства предстоящего дела и ответить на 2 вопроса:

  • поможет ли мне то требование, которое удовлетворит суд, восстановить нарушенное право?
  • не является ли заявленное требование абстрактным, то есть сможет ли пристав-исполнитель, изучив резолютивную часть решения суда, привести данное решение в исполнение?

Продолжая рассмотрение вопроса, поставленного в теме статьи, считаю необходимым отметить, что ни статья 12 ГК РФ, ни статьи 1250, 1252, 1253, 1474, 1515 главы четвертой ГК РФ не предусматривают такой способ защиты права, как признание незаконными действий юридических и физических лиц, не являющихся органами, осуществляющими публичные полномочия, или должностными лицами таких органов.

В рассматриваемом же случае обстоятельства использования, того или иного объекта интеллектуальной собственности без разрешения правообладателя, не являются юридическими фактами, которые могут быть установлены в порядке, предусмотренном главой 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и относятся к основанию, а не к предмету иска.

Более того, в данном случае не усматривается, каким образом избранный способ защиты приведет к действительному восстановлению прав и законных интересов истца в случае их нарушения ответчиком.

Стоит отметить, что аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 29.07.2016 по делу № А11-729/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2016 № 301-ЭС16-15604 отказано в передаче кассационной жалобы на данный судебный акт для рассмотрения в судебном заседании судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации); постановлении Суда по интеллектуальным правам от 04.02.2015 по делу № А40-9597/2014.

Таким образом, резюмируя вышеизложенное, хотел бы обратить внимание всех, кто по тем или иным причинам становится на тернистый путь судебной защиты прав интеллектуальной, и не только, собственности, на то, что стоит внимательнее относиться к выбору способов защиты нарушенного права, формулировать исковые требования таким образом, чтобы их в последующем было возможно исполнить.

Полагаю, что лучше заявить одно четко сформулированное требование, чем на авось перечислять в просительной части иска всю статью 1252 ГК РФ в надежде, что суд удовлетворит хотя бы одно из указанных требований.

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Роман Ларшин

Роман Ларшин

Юрист