По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Борьба с контрафактом путем привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности

2 июля 2019 г.

В продолжение цикла статей, повествующих о способах борьбы с контрафактом, я хотел бы рассказать о борьбе с контрафактом путем привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности.

Мною будут рассмотрены меры гражданско-правовой ответственности, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ), мы разберем применимость данных мер судами, также я расскажу какие требования стоит заявлять, а от каких лучше воздержаться.

Хотя я давал определение контрафакта в статье на тему «Способы выявления контрафактной продукции и борьбы с ней», начать данную статью я хотел бы с определения контрафакта, которое в предыдущей статье не фигурировало.

Так, в соответствии с пунктом 3.16 «ГОСТ Р 58223-2018. Национальный стандарт Российской Федерации. Интеллектуальная собственность. Антимонопольное регулирование и защита от недобросовестной конкуренции» контрафакт –  Товары, содержащие любые охраняемые результаты интеллектуальной деятельности или приравненные к ним средства индивидуализации, действия с которыми (в том числе изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение) приводят к нарушению исключительных прав их правообладателей (например, оригинальная продукция, ввезенная в ЕАЭС без согласия правообладателей, и поддельная продукция с незаконным использованием охраняемых средств индивидуализации этих товаров, в том числе обозначений, сходных до степени смешения).

Согласно пункту 1 статьи 1248 ГК РФ споры, связанные с защитой нарушенных или оспоренных интеллектуальных прав, рассматриваются и разрешаются судом.

Таким образом, для привлечения нарушителя к гражданско-правовой ответственности необходимо обратиться в суд с исковым заявлением.

При этом по данной категории споров, подавляющее число дел рассматривается арбитражными судами, поскольку сторонами по таким спорам выступают юридические лица и/или индивидуальные предприниматели.

Стоит отметить, что в соответствии с пунктом 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 10) Применение к лицу, нарушившему интеллектуальные права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, мер административной или уголовной ответственности не исключает возможности применения к этому же лицу мер защиты интеллектуальных прав в гражданско-правовом порядке. При этом следует иметь в виду, что сам по себе отказ в привлечении лица к административной или уголовной ответственности не означает невозможности применения гражданско-правовых мер защиты.

Это означает, что даже если нарушитель уже был привлечен, к примеру, к административной ответственности на основании материалов, собранных таможенным органом или полицией, то обстоятельства, установленные в решении суда, которым нарушитель привлечен к административной ответственности, можно использовать в качестве преюдиции при обращении в суд с иском о привлечении к гражданско-правовой ответственности.

В случае нарушения исключительного права правообладатель вправе осуществлять защиту нарушенного права любым из способов, перечисленных в статье 12 и пункте 1 статьи 1252 ГК РФ.

В пункте 1 статьи 1252 ГК РФ указано, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, требования:

1) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия;

3) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245, пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326 настоящего Кодекса;

4) об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

Требование о признании права –к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя (подпункт 1 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ) заявляется крайне редко, поскольку, по моему мнению, не несет под собой практического смысла, удовлетворение такого требования фактически не влечет для нарушителя негативных последствий и влияет на ограничение поступления контрафактной продукции на рынок. Кроме того, достаточно сложно доказать обстоятельства в обоснование данного требования, поскольку из толкования данной нормы права следует, что лицу, обратившемуся в суд с требованием о признании права на тот или иной объект интеллектуальной деятельности, надлежит доказать наличие у него исключительного права на спорный объект и факт отрицания данного права другим лицом, влекущего в последующем нарушение данного права правообладателя. Достаточно редко встречаются случаи, когда нарушители открыто отрицают наличие права, наоборот они пытаются всячески воспользоваться репутацией известного правообладателя и выдать свою продукцию, как за продукцию, исходящую от правообладателя.

Требование о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя – к нарушителю исключительного права (подпункт 5 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ) заявляется также достаточно редко, поскольку, по моему мнению, не является реальным инструментом борьбы с контрафактом.

Как показывает судебная практика, к лицам, осуществляющим ввод в гражданский оборот контрафактные товары, как правило, предъявляются следующие требования:

  • о запрете ответчику использовать спорные объекты интеллектуальной собственности или средства индивидуализации (подпункт 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ);
  • о взыскании компенсации (пункт 3 статьи 1252 ГК РФ);
  • об обязании ответчика уничтожить контрафактные товары и/или орудия, оборудование или иные средства, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации (подпункт 4 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ).

Требование о запрете использовать спорные объекты интеллектуальной собственности является достаточно неоднозначным, поскольку несколько лет назад оно фигурировало в 90% исковых заявлений, связанных с незаконным использованием интеллектуальной собственности, и в большинстве случаев удовлетворялось судами.

Примерно около 6 лет назад начала проявляться тенденция, согласно которой суды стали отказывать в удовлетворении такого требования.

В качестве примера можно привести дело № А41-42379/2012 по иску компании Ниссан Дзидося Кабусики Кайся к обществу с ограниченной ответственностью «АВТОлогистика» о защите исключительных прав на товарные знаки. В числе прочего истцом было заявлено требование о запрете ответчику осуществлять без согласия компании Ниссан Дзидося Кабусики Кайся использование товарных знаков со словесным элементом «NISSAN» (по свидетельствам Российской Федерации № 86143, № 319248), включая ввоз на территорию Российской Федерации товаров, маркированных указанными товарными знаками

Решением Арбитражного суда Московской области от 13.03.2013 исковые требования удовлетворены частично, в удовлетворении требований о запрете использования товарных знаков суд первой инстанции отказал. Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил в части отказа в удовлетворении исковых требований о запрете обществу «АВТОлогистика» осуществлять без согласия компании Ниссан Дзидося Кабусики Кайся использования товарных знаков «NISSAN» (по свидетельствам Российской Федерации № 86143, № 319248). Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

Вместе с тем в настоящее время суды однозначно изменили свою позицию в отношении требования о запрете и отказывают в удовлетворении данного требования, указывая, что абстрактные требования об общем запрете конкретному лицу на будущее в любое время использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в силу закона не подлежат удовлетворению. (например, постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.09.2016 по делу № А40-195776/2015).

Кроме того, аналогичный правовой подход был поддержан Высшей судебной инстанцией в абзаце 3 пункта 57 Постановления № 10, в котором указан, что не подлежит удовлетворению требование о запрете предложения к продаже или о запрете продажи контрафактного товара, если такой принадлежавший ответчику товар им уже продан. Требования об общем запрете конкретному лицу на будущее использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (например, о запрете размещения информации в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе сети «Интернет») также не подлежат удовлетворению. Такой запрет установлен непосредственно законом (абзац третий пункта 1 статьи 1229 ГК РФ).

Таким образом можно сделать вывод, что в настоящее время заявлять требование о запрете ответчику использовать объекты интеллектуальной собственности нецелесообразно, поскольку в 99% случаев в удовлетворении требования будет отказано.

Далее переходим к требованию об изъятии из оборота и уничтожении без какой бы то ни было компенсации материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а также орудий, оборудования или иных средств главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации.

Полагаю, что данное требование является одним из самых эффективных способов борьбы с контрафактом, но и в то же время для его удовлетворения необходимо собрать большое количество доказательств, что порой не под силу без привлечения правоохранительных органов.

Представителю правообладателя, не обладающему государственно-властными полномочиями по охране правопорядка, затруднительно проникнуть на склад, на котором храниться контрафакт, чтобы установить сведения, которые идентифицируют товар, его количество, место нахождения. Указанное приводит к тому, что судебный акт, содержащий требование об изъятии и уничтожении контрафактного товара без указания идентифицирующих признаков не исполним, а дальнейшее исполнение требования, носящего общую ссылку на контрафактность товара, может привести к нарушению прав иных лиц, не являющихся участниками настоящих правоотношений.

Вместе с тем, если правообладателю удалось собрать все необходимые сведения и доподлинно известны приведенные выше обстоятельства, он вправе заявить о принятии судом в отношении спорного товара обеспечительных мер в виде наложения ареста на товар, обладающий признаками контрафактности.

Судебный орган имеет право принимать временные меры inaudita altera parte, когда это уместно, в частности, в случаях, если существует вероятность того, что любая задержка причинит непоправимый вред правообладателю или же существует доказуемый риск того, что улики будут уничтожены, в связи с чем обеспечительные меры могут быть применены судом в обеспечение исполнения решения суда по требованию об изъятии и уничтожении товара, маркированного спорными средствами индивидуализации, что позволит в случае удовлетворения требований об изъятии и уничтожении контрафактного товара привести решение в исполнение.

Вместе с тем следует учитывать, что товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя (параллельный импорт), могут быть изъяты из оборота и уничтожены в порядке применения последствий нарушения исключительного права на товарный знак лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. По своей сути данная норма является новеллой и вытекает из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 13.02.2018 № 8-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487 и пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «ПАГ».

В последней части своей статьи я вкратце расскажу, пожалуй, о самом распространенном требовании, предъявляемом правообладателями – взыскании компенсации.

В силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ правообладатель в случаях, предусмотренных ГК РФ, при нарушении исключительного права имеет право выбора способа защиты: вместо возмещения убытков он может требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Одновременное взыскание убытков и компенсации не допускается.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

При заявлении требований о взыскании компенсации правообладатель вправе выбрать один из способов расчета суммы компенсации, указанных в подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1301, подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1311, подпунктах 1 и 2 статьи 1406.1, подпунктах 1 и 2 пункта 4 статьи 1515, подпунктах 1 и 2 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ, а также до вынесения судом решения изменить выбранный им способ расчета суммы компенсации, поскольку предмет и основания заявленного иска не изменяются.

Приведенными нормами предусмотрено несколько способов расчета суммы компенсации, которые условно можно разделить на три группы:

  • взыскание компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда;
  • взыскание компенсации в двукратном размере стоимости права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации;
  • взыскание компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров (товаров).

В пункте 61 Постановления № 10 достаточно подробно описано каким образом следует рассчитывать размер компенсации и какими доказательствами такой расчет может быть подтвержден.

При этом, заявляя требование о взыскании компенсации, важно помнить, что в случае, если правообладатель и нарушитель исключительного права являются юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями и спор подведомствен арбитражному суду, до предъявления иска о возмещении убытков или выплате компенсации обязательно предъявление правообладателем претензии. Иск о возмещении убытков или выплате компенсации может быть предъявлен в случае полного или частичного отказа удовлетворить претензию либо неполучения ответа на нее в тридцатидневный срок со дня направления претензии, если иной срок не предусмотрен договором (пункт 5.1 статьи 1252 ГК РФ).

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Роман Ларшин

Роман Ларшин

Юрист