По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Привлечение к административной ответственности за незаконное использование средств индивидуализации на основании статьи 14.10 КоАП РФ

23 мая 2019 г.

В своей предыдущей статье я рассматривал способы выявления контрафактной продукции и борьбы с ней, и косвенно затронул вопрос, связанный с ответственностью, к которой может быть привлечен нарушитель, осуществляющий ввод в гражданский оборот контрафактной продукции.

Так, одной из мер ответственности за незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг), к которой может быть привлечен нарушитель, является административная ответственность, установленная статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ, Кодекс).

Часть первая статьи 14.10 КоАП РФ гласит, что незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, влечет наложение административного штрафа:

  • на граждан от 5 000 до 10 000 рублей;
  • на должностных лиц от 10 000 до 50 000 рублей;
  • на юридических лиц от 50 000 до 200 000 рублей.

 

Часть вторая рассматриваемой статьи, сужает понятие «использование», определяя его в качестве производства в целях сбыта либо реализации товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если указанные действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Санкция по части 2 статьи 14.10 КоАП РФ предусматривает наложение административного штрафа:

  • на граждан в размере двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 10 000 рублей;
  • на должностных лиц в размере трехкратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 50 000 рублей;
  • на юридических лиц в размере пятикратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 100 000 рублей.

 

При этом обе части комментируемой статьи предусматривают ответственность в виде конфискации предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения.

По моему мнению, в настоящее время вопросы, связанные с особенностями применения статьи 14.10 КоАП РФ, наиболее подробным образом рассмотрены
в пунктах 8 – 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 № 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – постановление от 17.02.2011 № 11).

На некоторых, на мой взгляд, наиболее интересных аспектах, рассмотренных в указанном постановлении Пленума ВАС РФ, я хотел бы остановиться отдельно.

Так, в абзаце 4 постановления от 17.02.2011 № 11 отмечено, что статья 14.10 КоАП РФ охватывает в числе прочих такие нарушения, как введение товара, на котором (а равно на этикетках, упаковке, документации которого) содержится незаконное воспроизведение средства индивидуализации, в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также ввоз на территорию Российской Федерации такого товара с целью его введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

В данном пункте постановления очевидно прослеживается отсылка к статьям 1474, 1484, 1519, 1539 ГК РФ, которые определяют способы осуществления исключительного права на средства индивидуализации.

Стоит отметить, что в данном постановлении отдельно указано, что за нарушение, заключающееся в реализации товаров, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, может быть привлечено любое лицо, занимающееся этой реализацией, а не только первый продавец соответствующего товара.

При этом как показывает многочисленная практика, связанная с рассмотрением дел о привлечении к административной ответственности статьи 14.10 КоАП РФ, в большинстве случаев привлекаются к ответственности на основании заявлений таможенных органов импортеры, которые представляют в таможню декларации на товары с целью помещения товаров под таможенную процедуру «выпуск для внутреннего потребления», а таможенный орган в ходе осуществления контроля обнаруживает, что на товарах, указанных в декларациях, нанесены обозначения, сходные до степени смешения с товарными знаками, в то время как импортер не может представить доказательств, что у него имеется разрешение правообладателя.

Однако, также не редки факты привлечения к ответственности и последующих продавцов. Как правило по данным делам со стороны государственного органа в судах выступают заявителями полиция, прокуратура и Роспотребнадзор, которые выявляют нарушителей в ходе проведения проверок деятельности торговых точек.

Кстати, интересный факт, что в том же постановлении от 17.02.2011 № 11, только в абзаце 4 пункте 17 указано, что субъектом административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ (Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг), может быть лишь лицо, которое первым ввело в оборот товар с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, а последующие продавцы к ответственности по данной статье не могут быть привлечены.

Полагаю, что тонкостям и особенностям, по которым законодатель таким образом разделил лиц, которые могут быть привлечены к ответственности на основании указанных выше статей Кодекса можно посвятить отдельную научную статью, а в рамках настоящей статьи на рассмотрении данного вопроса мы останавливаться не будем.

Далее полагаю, что стоит отметить, какую роль при рассмотрении вопроса о привлечении к административной ответственности на основании статьи 14.10 КоАП РФ играет заключение правообладателя о том, содержит ли предмет административного правонарушения незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений.

Из пункта 13 постановления от 17.02.2011 № 11 следует, что при решении вопроса о том, содержит ли предмет административного правонарушения незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений, судам следует учитывать, что заключение правообладателя по данному вопросу не является заключением эксперта в смысле статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации или статьи 26.4 КоАП РФ. Вместе с тем такое заключение является доказательством, которое оценивается судом наряду с другими доказательствами.

Из изложенного следует, что письма (заключения) представителей правообладателей являются допустимыми доказательствами по делу и наряду с другими доказательствами подлежат оценке судом. Аналогичная правовая позиция нашла свое отражение в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 17.07.2018 по делу
№ А32-30023/2017.

Нельзя не обратить внимание на пункт 15 постановления от 17.02.2011 № 11, в котором указано, что действия по ввозу товаров на территорию Российской Федерации считаются оконченными с момента перемещения спорных товаров через таможенную границу Российской Федерации и подачи таможенному органу таможенной декларации и (или) документов, необходимых для помещения этих товаров под таможенную процедуру, условия которой предполагают возможность введения этих товаров в оборот на территории Российской Федерации (например «выпуск для внутреннего потребления»).

Теперь я хотел бы рассмотреть основные отличия и особенности привлечения к административной ответственности от привлечения к более привычной гражданско-правовой ответственности, которые заключаются в следующем:

  • наличие заявления правообладателя товарного знака не является необходимым условием для возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ;
  • непривлечение судом первой инстанции правообладателя к участию в деле не является основанием для отмены решения арбитражного суда (пункт 11 Обзора судебной практики «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», утвержденного президиумом Верховного Суда Российской Федерации 06.12.2017);
  • должностные лица таможенных органов (наряду с должностными лицами органов внутренних дел и органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка) самостоятельно собирают доказательства незаконного использования товарных знаков;
  • доказательства, собранные в рамках дела об административном правонарушении, и/или обстоятельства, установленные судом по данному делу, могут быть использованы в будущем правообладателем при обращении в суд с иском о защите прав на товарные знак, в том числе с требованием о взыскании компенсации.

 

Из приведенных выше особенностей на первый взгляд может показаться, что для правообладателя инструмент защиты своего права на средства индивидуализации в виде привлечения нарушителя к административной ответственности на основании статьи 14.10 КоАП РФ является очень удобным и не имеющим минусов. Однако, если приглядеться повнимательнее, то это не совсем так, и вот почему:

  • в рамках рассмотрения дела о привлечении к административной ответственности штраф, присуждаемый судом, подлежит взысканию в пользу федерального бюджета, а не в пользу правообладателя;
  • как правило таможенные органы, органы внутренних дел и органы, осуществляющие функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка, самостоятельно не инициируют проведение проверок, в рамках которых могут быть выявлены факты незаконного использования средств индивидуализации, и заявление правообладателя зачастую является необходимым инструментом, позволяющим запустить данный процесс.

Кроме того, не стоит забывать о делах о параллельном импорте, когда осуществляется ввоз на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя товаров, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия.

В данном случае применяются правовые механизм, выработанные, в рамках рассмотрения дела № А40-9281/08-145-128, и нашедшие свое отражение в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.02.2009 № 10458/08, согласно которым нарушитель не может быть привлечен к административной ответственности.

В указанном постановлении Высшая судебная инстанция сделала вывод, что в удовлетворении заявления о привлечении к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ за ввоз товара, маркированного товарным знаком без разрешения правообладателя, на территорию Российской Федерации должно быть отказано, так как автомобиль, являющийся предметом правонарушения, выпущен правообладателем одноименных товарных знаков и, следовательно, не содержит признаков незаконного воспроизведения товарных знаков.

Кроме того, следует иметь ввиду, что согласно правовой позиции, изложенной в абзаце шестом пункта 8 постановления от 17.02.2011 № 11, указано, что с учетом статьи 1484 ГК РФ приобретение товара, содержащего незаконное воспроизведение товарного знака, независимо от цели приобретения, а равно хранение или перевозка такого товара без цели введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации, не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ.

При этом существенное значение для решения вопроса о наличии в действиях лица административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ, имеет установление цели, с которой осуществлялось хранение спорного товара.

Так, хранение признается самостоятельным нарушением исключительного права на товарный знак только в том случае, если хранение осуществляется для целей введения товара в оборот.

Аналогичная правовая позиция нашла свое отражение в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 01.08.2018 по делу № А40-198194/2017.

Считаю данный вывод высшей судебной инстанции достаточно интересным, но, как мне кажется, лицу в отношении которого проводится проверка, будет достаточно сложно доказать, что товар хранится не для целей введения товара в оборот.

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Роман Ларшин

Роман Ларшин

Юрист