По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Вызов цифровой экономики: смарт-контракты и цифровые права

20 мая 2019 г.

В современном быстроразвивающемся мире происходит стремительное развитие технологий, которые оказывают свое влияние на общество в целом. Люди ежедневно сталкиваются с цифровыми правами, и общественные отношения, возникающие в связи с использованием новых технологий, нуждаются в правовом регулировании. Правовая система, дабы не отставать от технического прогресса, находится в постоянном развитии: создании новых или изменении существующих норм для заполнения возникших пробелов в законодательстве. С быстрым ростом популярности использования цифровых технологий, технологии  блокчейн (Blockchain) и смарт-контрактов во всем мире, наше законодательство нуждалось в обновлении в целях урегулирования рынка новых объектов экономических отношений. Так, 18 марта 2019 года в России был принят Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон), вносящий поправки в Гражданский кодекс РФ (далее ­­­­­­­– ГК РФ) о цифровых правах, которые вступят в законную силу лишь с 1 октября 2019 года.

Принятый Федеральный закон вводит в ГК РФ только базовые положения, такие как: понятие «цифровое право», нормы о лице, которое признается обладателем цифрового права, нормы о форме сделки и требованиям к ней, также предусматриваются нормы об использовании смарт-контрактов. Данные положения будут в дальнейшем более подробно раскрыты и урегулированы в других специальных актах.

Цифровым правом, согласно данному Федеральному закону, признаются «обязательные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленной законом признакам». Закрепление данной категории прав в ГК РФ позволяет:

  • определить их место в системе объектов гражданских прав;
  • указать на оборотоспособность таких объектов;
  • предоставить защиту физическим и юридическим лицам по сделкам, совершаемым с этим объектом.

Форма сделки признается соблюденной, если она совершена в простой письменной форме, а также в случае совершения сделки «с помощью электронных либо иных технических средств». Однако существует еще два условия:

  1. Использование электронных или технических средств при заключении договора должно позволять «воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки».
  2. При заключении такого договора подпись должна быть выполнена так, чтобы «достоверно определить лицо, выразившее волю», например, может быть использована биометрическая идентификация или электронная подпись (усиленная неквалифицированная подпись)[1].

Данным Федеральным законом также вносятся изменения в сферу создания и использования смарт-контрактов. Однако, прежде чем говорить о принятых положениях, давайте поговорим о том, что такое смарт-контракт и как он возник.

Последнее десятилетие активно развивается технология блокчейн (Blockchain), то есть выстроенная по определённым правилам непрерывная последовательная цепочка содержащих информацию блоков. Также определение технологии блокчейн было дано в докладе Всемирного экономического форума, а именно: это технологический протокол, который позволяет обмен данными напрямую между различными договаривающимися сторонами внутри сети без необходимости посредников[2]. В основе блокчейн заложена система распределенного ведения реестра, в которой отсутствует централизованное хранилище данных, что делает данную технологию одной из самых безопасных средств для хранения, передачи информации и совершения различных операций, в том числе в сфере криптовалют. Блокчейн нашел свое применение помимо финансовой еще во многих других сферах деятельности, в том числе и интеллектуальной собственности.

Идея первого смарт-контракта (smart contract) была предложена в 1994 году ученым в области информатики, криптографии и права Ником Сабо. Заключалась она в том, что описание всех условий умного контракта должно было осуществляться с помощью математических инструментов и языков программирования. Сам смарт-контракт Ник Сабо описывал в своих работах как электронный алгоритм, предназначенный для автоматизации процесса исполнения контрактов в блокчейн[3]. Однако практическая реализация такого контракта  в те года была невозможна, так как концепция блокчейн была предложена лишь в 2008 году Сатоши Накамото, а практически реализована в 2009 году.

Принцип действия смарт-контракта заключается в следующем: такие контракты записываются в виде кода в компьютерной программе, отслеживающей и обеспечивающей исполнение обязательств. Стороны сделки прописывают в таком контракте условия, а также санкции за их невыполнения. Согласно новым положениям ГК РФ выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств, как например заполнение формы в сети «Интернет», приравнивается к простой письменной форме сделки. К тому же, стороны сделки могут решить: прописать им все условия сделки или же только определенные части. От объема внесенных данных смарт-контракты подразделяются на:

  • полностью автоматизированные, то есть абсолютно все условия сделки прописаны в программе;
  • частично автоматизированные, то есть часть условий прописаны в программе, а часть на бумажном носителе.

 Подтверждение факта заключения договора в форме смарт-контракта, а также средства идентификации сторон будут определяться согласно общим положениям Федерального закона, описанным выше. Если смарт-контракту требуется взаимодействие со сторонними программами, организациями (например, банками), различными реестрами, то в данном случае используются специальные сервисы, с помощью которых смарт-контракт получает доступ к нужной информации в онлайн-режиме. К тому же такие специальные сервисы передают информацию о наступлении того или иного события, имеющего значение для его исполнения. Смарт-контракт на основании этого самостоятельно определяет все ли исполнено, все ли условия выполнены, не было ли нарушений с какой-либо стороны, и принимает решение: завершить сделку и выдать, например, денежные средства, или же наложить на сторону санкции за нарушение условий сделки. Федеральным законом в целях правового урегулирования работы смарт-контрактов вносится положение о том, что сделка может быть исполнена сторонами «при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий».

По мнению специалистов, автоматизировать можно всё что угодно, однако делать этого не стоит, так как это бессмысленно и нерентабельно. Больше всего смарт-контракты подходят для типовых, часто повторяющихся сделок, таких как поставка, аренда, лицензионные договоры с открытой лицензией и так далее. Несмотря на то, что введение и использование смарт-контрактов весьма перспективно, такие контракты практически не распространены в России. На данный момент единственным крупным и успешным проектом введения смарт-контрактов в российском бизнесе является заключенный в 2018 году смарт-контракт для автоматизации торговых операций между S7 Airlines вместе с Альфа-банком и оператором авиатопливного бизнеса Газпромнефть-Аэро. Данный опыт использования технологии блокчейн и смарт-контрактов является первым на российском и международном авиатопливном рынке, позволяющий моментально оплачивать топливо непосредственно при заправке воздушных судов без предоплаты.

Смарт-контракты имеют преимущества перед обычными договорами, такие как:

  • самоисполняемость, как главная цель данной технологии;
  • прозрачность сделки, так как можно отследить все действия по исполнению смарт-контракта;
  • защита от внесения изменений, не утвержденных сторонами;
  • возможность совершения сделок анонимно.

Однако несмотря на все плюсы существуют и минусы, а именно:

  • смарт-контракты все-таки являются программным кодом, а значит возможны ошибки и сбои в программе. Кто же в данном случае будет нести ответственность по смарт-контракту?
  • отсутствие детального урегулирования вопроса со смарт-контрактами, так как пока приняты лишь базовые положения;
  • для создания смарт-контракта потребуется привлечение специалиста по IT-технологиям, а также оплатить его услуги;
  • отсутствие на данный момент судебной практики, в случае возникновения споров;
  • низкая распространенность в России, в связи с необходимостью дублирования большинства документов на бумажные носители, что противоречит идее смарт-контрактов, которая заключается в том, чтобы уйти от бумаги в документообороте.

Несмотря на все трудности в первое время, новые технологии все больше будут проникать в общество и общественные отношения, охраняемые правом, и в будущем займут свою весомую нишу в гражданском праве нашей страны.

 

[1] Нагродская В.Б. Новые технологии (блокчейн / искусственный интеллект) на службе права:  научно-методическое пособие / под ред. Л.А. Новоселовой. Москва: Проспект// 2019.

[2] Deep Shift — Technology Tipping Points and Societal Impact / World Economic Forum Survey Report// (2015).

[3] Szabo N. The Idea of Smart Contracts// 1994.

 

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Анна Анищенко

Анна Анищенко

Помощник юриста