По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Право на общеизвестный товарный знак: как им распоряжаться?

8 мая 2019 г.

Стоит предположить, что возникновение и развитие института общеизвестных товарных знаков оправдано и обусловлено масштабами современных торговых рынков и расширением их границ. В результате конкурентных отношений одни субъекты добиваются большего преимущества и увеличивают объемы производства, расширяют ассортимент продукции. При этом товарный знак, с помощью которого обособляется товар становится более узнаваемым, что выгодно как для правообладателя, так и для потенциальных правонарушителей. Использование института общеизвестных товарных знаков дает владельцам широко известных обозначений возможность получить ряд преференций по использованию товарного знака и пресечению недобросовестной регистрации сходных средств индивидуализации в отношении других классов МКТУ.

Распоряжение исключительным правом на общеизвестный товарный знак

Нормы ГК РФ, посвященные общеизвестным товарным знакам, не содержат каких-либо ограничений в отношении распоряжения исключительным правом на такое обозначение. А, следовательно, как и в случае с обычным товарным знаком, правообладатель может:

  • Предоставлять право использования товарного знака другим лицам (по лицензионному договору);
  • Заключить концессионный договор и передать право на использование товарного знака в комплексе с исключительными правами на другие объекты интеллектуальной собственности;
  • Использовать исключительное право на товарный знак в качестве предмета залога;
  • Передать в полном объеме исключительное право на принадлежащее ему обозначение (по договору отчуждения).

В соответствии со ст.1490 ГК РФ любое распоряжение исключительным правом на товарный знак оформляется в виде договора, заключенного в письменной форме. Такое соглашение подлежит регистрации в Роспатенте. Затем сведения о распоряжении правом публикуются в Реестре общеизвестных в Российской Федерации товарных знаков (далее Реестр) благодаря чему третьи лица могут удостовериться в законности полномочий по использованию обозначения другими субъектами.

Согласно сведениям, представленным в Годовом отчете о деятельности Роспатента за 2018 год, преобладающими способами распоряжения исключительными правами на товарные знаки являются предоставление прав использования в результате договоров лицензии и концессии.[1] Очевидно, что такая тенденция характерна в том числе для договоров в области общеизвестных товарных знаков. Это обусловлено приоритетом отсутствия перехода исключительных прав к другому субъекту и их сохранением за правообладателем.

Распоряжение исключительным правом на общеизвестный товарный знак – один из способов получения прибыли от использования нематериальных активов. Предоставляя прочим лицам лицензию на использование средства индивидуализации, правообладатель получает дополнительный доход, а также способствует повышению потенциальной стоимости и узнаваемости используемого обозначения. Примером активного использования общеизвестного товарного знака в качестве предмета лицензионных договоров может стать передача прав на комбинированное обозначение «Роспечать», зарегистрированное в отношении ОАО Агентство «Распространение, обработка, сбор печати». Согласно сведениям, представленным в Реестре с момента получения статуса общеизвестного в 2004 году, правообладатель предоставил право использования обозначения на основании неисключительной лицензии 12 предприятиям.[2] Важно отметить, что при предоставлении нескольких лицензий правообладатель вправе устанавливать разные сроки действия лицензионных договоров. Так, ООО «Байкал», обладая исключительным правом на общеизвестный товарный знак «Байкал», в отношении товаров 33 класса МКТУ (водка), предоставила различным предприятиям неисключительные лицензии сроками на 4, 5, 10 лет и на весь срок действия исключительного права на товарный знак на территории РФ.[3]

Право на общеизвестный знак также может использоваться в целях обеспечения обязательств. Например, общеизвестный товарный знак «Эталон», зарегистрированный в отношении ООО «Кристалл-Лефортово» для 33 класса МКТУ (водка; водка с добавками) в течение одного года дважды стал предметом залога.[4]

Несмотря на то что владелец общеизвестного товарного знака вправе выбрать любой способ распоряжения исключительным правом на средство индивидуализации, все же присутствует ряд факультативных ограничений, обусловленных природой общеизвестного товарного знака. Одним из таких является указание в п.2 ст. 1488 ГК РФ на недопустимость отчуждения исключительного права на товарный знак «…если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя». При этом в правовых актах не указывается каким образом и по каким критериям ведомство при регистрации договора определяет вероятность введения в заблуждение потребителей. Ограничение видится обоснованным, ведь при подаче заявления на регистрацию обозначения в качестве общеизвестного правообладатель, помимо прочего, обязан предъявить доказательства, свидетельствующие о широкой известности средства индивидуализации, узнаваемости товарного знака потребителями и т. п. Таким образом, владелец обозначения подтверждает, а Роспатент удостоверяется в том, что притязания на приоритетный статус оправданы, обозначение действительно хорошо известно потребителям и в сознании покупателя, при восприятии товарного знака возникает ассоциативная связь «товар-производитель». Логично, что при отчуждении общеизвестного обозначения велика вероятность введения потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара и нарушения его прав и законных интересов. Стоит предположить, что предоставление права использования общеизвестного товарного знака по лицензионному договору также способно вызвать смешение производителей при восприятии товара покупателем. Однако в отношении договоров этого вида законодатель такого ограничительного условия не предусматривает.

Если рассматривать ситуацию с точки зрения защиты потребителей, то наиболее верным способом передачи исключительного права по договору отчуждения видится следующий: компания «Нидан Соки», являясь правообладателем общеизвестного товарного знака «Моя семья» с 2010 года в отношении 32 класса МКТУ (фруктовые соки, томатный сок), сначала предоставила право использования обозначения на основании лицензии другому предприятию, а затем, по истечении определенного периода, заключила с этим производителем договор отчуждения, передав исключительные права на средство индивидуализации в полном объеме.[5] Такой подход к отчуждению и передаче прав на общеизвестное обозначение следует считать приоритетным, так как в этом случае первоначальный правообладатель получает возможность проверить добросовестность будущего владельца общеизвестного товарного знака.

[1] Годовом отчете о деятельности Роспатента за 2018 год / URL: https://rupto.ru/content/uploadfiles/otchet_2018_ru.pdf

[2]См. подробнее: Реестре общеизвестных в Российской Федерации товарных знаков / URL: http://www1.fips.ru/registers-doc-view/fips_servlet?DB=WKTM&rn=7350&DocNumber=24&TypeFile=html;

[3]См. подробнее: Реестре общеизвестных в Российской Федерации товарных знаков / URL: http://www1.fips.ru/registers-doc-view/fips_servlet?DB=WKTM&rn=4714&DocNumber=102&TypeFile=html;

[4]См. подробнее: Реестре общеизвестных в Российской Федерации товарных знаков / URL:  http://www1.fips.ru/registers-doc-view/fips_servlet?DB=WKTM&rn=7350&DocNumber=90&TypeFile=html.

[5] См. подробнее: Реестре общеизвестных в Российской Федерации товарных знаков http://www1.fips.ru/registers-doc-view/fips_servlet?DB=WKTM&rn=4714&DocNumber=100&TypeFile=html

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Ольга Плясунова

Ольга Плясунова

Руководитель отдела / Патентный поверенный