По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Участие третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, при заключении мирового соглашения

6 марта 2019 г.

Институт урегулирования споров путем проведения примирительных процедур активно используется российскими судами. Поскольку институт примирения является межотраслевым, мировое соглашение имеет как общие черты, так и особенности, в зависимости от конкретного вида судебного процесса.

Арбитражный и гражданский процесс, а также административное судопроизводство относятся к единому типу цивилистического процесса.

Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 138 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) Стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или применяя другие примирительные процедуры, в том числе процедуру медиации, если это не противоречит федеральному закону.

В Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – ГПК РФ) самостоятельной нормы, в которой прямо указано, что стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение, нет, вероятно, законодатель посчитал, что лица, участвующие в деле, должны узнать о таком праве из статьи 173 ГПК РФ, которая называется «Отказ истца от иска, признание иска ответчиком и мировое соглашение сторон». Данная статья скорее написана не для участников спора, а для суда, поскольку в ней описываются действия суда после заявления истца об отказе от иска, признания иска ответчиком или ходатайстве сторон о заключении мирового соглашения.

Также стоит отметить, что в Кодексе административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС РФ) предусмотрена возможность мирного урегулирования спора. Так, в соответствии с пунктом 3 статьи 137 КАС РФ Стороны могут урегулировать спор, заключив соглашение о примирении сторон.

Довольно интересным представляется, что в уголовном процессе также существует возможность примирения сторон. Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции - до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу. Стоит отметить, что согласно пункту 3 статьи 20 УПК РФ Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

В Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях институт примирения вообще отсутствует.

В настоящей статье мною будет рассмотрено примирение сторон путем заключения мирового соглашения в арбитражном процессе, а точнее данный вопрос будет проанализирован на предмет возможности участия при заключении мирового соглашения третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Начать свою статью хотелось бы с определения, что же такое мировое соглашение.

Согласно определению, указанному в Интернет-энциклопедии «Википедия». Мировое соглашение (мировая сделка) – это двусторонняя или многосторонняя сделка, которой стороны (или их представители) завершают гражданский спор. В римском праве мировое соглашение именовалось «transactio».

В соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» (далее – Постановление № 50) Мировое соглашение представляет собой соглашение сторон, то есть сделку, вследствие чего к этому соглашению, являющемуся одним из средств защиты субъективных прав, помимо норм процессуального права, подлежат применению нормы гражданского права о договорах, в том числе правила о свободе договора (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким соглашением, если оно утверждено арбитражным судом, стороны прекращают спор (полностью или в части) на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок...".

Итак, с определением понятия мирового соглашения мы разобрались. Теперь необходимо определить, кто же вправе заключать мировое соглашение в арбитражном процессе и быть его участниками.

В соответствии с частью 4 статьи 49 АПК РФ стороны могут закончить дело мировым соглашением.

Сторонами в арбитражном процессе являются истец и ответчик (часть 1 статьи 44 АПК РФ).

В данной связи получается, что никто кроме истца и ответчика не может быть участником мирового соглашения?

Ответ на этот вопрос мы получаем в пункте 2 статьи 50 АПК РФ, в которой указано, что третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, пользуются правами и несут обязанности истца, за исключением обязанности соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.

Как видно из приведенной нормы, право третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, на заключение мирового соглашения не исключено, в связи с чем мы делаем вывод, что они имеют право участвовать в заключении мирового соглашения.

И действительно, наше предположение подтверждается позицией, изложенной в пункте 11 Постановления № 50, в котором указано, что третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, с учетом положений части 2 статьи 50 АПК РФ вправе участвовать в заключении мирового соглашения в качестве стороны, отказываться от иска, а также признавать обстоятельства, на которых та или иная сторона основывает свои требования или возражения, заключать соглашение по обстоятельствам дела.

Теперь предлагаю проанализировать пункт 2 статьи 51 АПК РФ, в котором указано, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, предъявление встречного иска, требование принудительного исполнения судебного акта.

Кроме того, в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 1436-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Орловская теплосетевая компания» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» указано, что  Статья 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод, непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок реализации данного права и не предполагает возможность для гражданина, организации по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания. В соответствии со статьей 71 (пункт "о") Конституции Российской Федерации они определяются федеральными законами, к числу которых относится Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, часть 2 статьи 51 которого предоставляет третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, все процессуальные права стороны, за исключением, в частности, права на заключение мирового соглашения. Поскольку заключение мирового соглашения является распоряжением правами и обязанностями, вытекающими из предполагаемого спорного материального правоотношения, являющегося предметом судебного рассмотрения, осуществлять данное процессуальное действие вправе только субъекты этого правоотношения – стороны судебного разбирательства.

Ознакомившись с пунктом 2 статьи 51 АПК РФ и позицией Конституционного Суда Российской Федерации, в принципе, можно было бы заканчивать свою статью со словами, что поскольку законодатель ограничил третьих лиц, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, в их праве заключать мировые соглашения, то очевидно, что они не могут принимать участия при их заключении…

…Однако, все совсем не так, как кажется на первый взгляд, и вот почему.

В пункте 12 упомянутого ранее Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» указано, что в соответствии с частью 2 статьи 51 АПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, не вправе отказываться от иска, признавать его или заключать мировое соглашение. При этом такие лица вправе выступать участниками мирового соглашения, например, в случаях, если на них возлагается исполнение обязательства либо они являются лицами, управомоченными принять исполнение.

Если указанные лица не являются участниками мирового соглашения, они вправе заявлять доводы о нарушении их прав и законных интересов мировым соглашением, что не препятствует утверждению арбитражным судом мирового соглашения, если такие доводы не найдут подтверждения при рассмотрении судом данного вопроса.

По смыслу пункта 1 статьи 313 ГК РФ исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом. Таким образом, стороны спора могут договориться, что третье лицо перечислит денежные средства истцу, что, к примеру, снимет дальнейшие регрессные требования ответчика к третьему лицу.

Очевидно, что такая возможность третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, выступать участником мирового соглашения направлена на соблюдение принципа процессуальной экономии.

При этом стоит отметить, что правовая позиция, изложенная в пункте 12 Постановления № 50, не стала новеллой в части возможности участия в мировом соглашении третьих лиц.

Так, еще в первой редакции Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) было предусмотрено, что допускается участие в мировом соглашении третьих лиц, которые принимают на себя права и обязанности, предусмотренные мировым соглашением (часть 3 статьи 150 Закона о банкротстве).

Участие в мировом соглашении третьих лиц допускается, если их участие не нарушает права и законные интересы кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов, а также кредиторов, требования которых возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом и срок исполнения требований которых наступил до даты заключения мирового соглашения (часть 1 статьи 157 Закона о банкротстве).

По смыслу разъяснений, содержащихся в пункте 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2005 № 97 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)» в мировое соглашение допускается включать условия о переводе долга и возложении исполнения на третье лицо.

Таким образом, возможность участия третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора в делах о несостоятельности (банкротстве) существует и применяется судами уже достаточно давно.

Кроме того, в данной статье я не могу обойти стороной способ примирения, предусмотренный в пункте 33 Постановления № 50, и достаточно часто применяемый Судом по интеллектуальным правам при рассмотрении дел об оспаривании решений федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности об удовлетворении возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку на том основании, что правовая охрана товарному знаку предоставлена с нарушением требований гражданского законодательства в связи с отсутствием согласия органа либо лица, согласие которого требуется в случаях, предусмотренных пунктами 2, 4 и 6, подпунктами 1 и 2 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, а также при рассмотрении дел об оспаривании решений федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности об отказе в удовлетворении возражений против отказа в государственной регистрации товарного знака.

Как указано в пункте 33 постановления № 50, с учетом принципов диспозитивности и добровольности примирения при рассмотрении дела арбитражным судом результатом примирения могут быть и иные соглашения между отдельными лицами, если такие соглашения фактически приводят к урегулированию спора.

Если указанное согласие соответствующего лица (в том числе привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора) получено в ходе рассмотрения спора судом, в том числе путем заключения соглашения между стороной спора и этим лицом, такое согласие (соглашение) не может быть квалифицировано судом как мировое соглашение, поскольку заключено не между сторонами судебного спора.

Вместе с тем данное согласие (соглашение) является применительно к положениям статьи 138 АПК РФ результатом примирения стороны по делу и лица, согласие которого на предоставление правовой охраны товарному знаку необходимо в соответствии с требованиями гражданского законодательства.

Такое согласие (соглашение) является основанием для отмены решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности и обязания его рассмотреть повторно возражение, послужившее основанием принятия этим органом оспоренного в суде решения.

В данном пункте высшая судебная инстанция специально делает оговорку, что такое согласие (соглашение) не может быть квалифицировано судом как мировое соглашение, поскольку заключено не между сторонами судебного спора.

Вместе с тем я полагаю, что в данном случае не совсем важно, как называется данный документ, а то какой смысл он в себе несет.

Очевидно, что такое соглашение направлено в первую очередь на устранение спорной ситуации, возникшей между заявителем и третьим лицом, в то время как федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности оказывается участником данного спора только лишь потому, что его решение не устраивает какую-либо из спорящих сторон.

Таким образом, в конце статьи можно сделать вывод о том, что участие третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, при заключении мирового соглашения возможно.

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Роман Ларшин

Роман Ларшин

Юрист