По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Правовая охрана персонажа как объекта авторского права

4 марта 2019 г.

Вопросы, связанные с определением охраноспособности персонажей, не теряют своей актуальности в юридической практике. Зачастую данный вопрос приобретает дискуссионный характер по делам о нарушении прав на аудиовизуальные произведения, например, мультфильмы.

Согласно пункту 7 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), правовая охрана может быть предоставлена отдельным составляющим произведения (частям) при условии, что такие части выражены в объективной форме. Так, в частности, правовая охрана может распространяться на название произведения или его персонаж.

Ни в ГК РФ, ни в иных нормативных актах не содержится понятия «персонаж», равно как  не содержится понятия «произведение», анализ которых позволил бы выделить критерии для предоставления правовой охраны таким частям произведения в соответствии с пунктом 7 статьи 1259 ГК РФ.

Однако согласно разъяснениям высших судов, в частности, пункта 29 совместного постановления Пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов РФ № 5/29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», под персонажем следует понимать «описание или изображение того или иного действующего лица в форме, присущей произведению: в письменной форме, устной форме, в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме и др.». Однако данное определение не позволяет выделить критерии, при наличии которых персонаж как часть произведения получает самостоятельную правовую охрану независимо от произведения в целом. Очевидно, что объективной формы выражения недостаточно, и не все персонажи могут быть охраноспособными.

Можно предположить, что для целей предоставления правовой охраны на такие объекты также распространяется презумпция творческого характера результата интеллектуальной деятельности. При этом, как следует из пункта 28 Пленума № 5/29 от 26.03.2009,«отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом, и, следовательно, не является объектом авторского права».

В отсутствие детального нормативного регулирования по вопросу определения охраноспособности персонажа представляется возможным проследить взаимосвязь между видом персонажа (или формой выражения) и его охраноспособностью.

Персонажи могут быть вымышленными и реальными. Под вымышленными персонажами следует понимать полностью вымышленных персонажей или персонажей, в основу которого заложен образ реального человека. Соответственно реальными персонажами являются реальные люди. Идейной основой создания вымышленных персонажей, например, могут выступать литературные произведения или фильмы. Однако для предоставления вымышленным персонажам правовой охраны как самостоятельным произведениям  такие персонажи должны представлять собой оригинальное выражение идеи произведения. Кроме требования к форме выражения и оригинальному (уникальному) характеру персонажа вопрос об охраноспособности персонажа следует рассматривать также и через призму  возможности его самостоятельного использования.

В ранее действовавшем Законе Российской Федерации от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», часть произведения могла быть признана самостоятельным объектом авторского права, если часть произведения являлась результатом интеллектуальной деятельности (первое условие) и могла быть использована самостоятельно (второе условие).

В ГК РФ второе условие сформулировано иначе – для признания части произведения самостоятельным объектом необходимо, чтобы часть произведения была признана самостоятельным результатом творческой деятельности автора.

Несмотря на презумпцию творческого характера результата интеллектуальной деятельности (пункт 28 Пленума № 5/29 от 26.03.2009), в пункте 9 «Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав», утвержденного Президиумом ВС РФ 23.09.2015, указано, что «истец, обратившийся в суд, за зашитой прав на персонаж как на часть произведения, должен обосновать, что такой персонаж существует как самостоятельный результат интеллектуальной деятельности». Таким образом, лицу, которое обратилось с иском о защите прав на персонаж необходимо доказать, что персонаж является самостоятельным результатом интеллектуальной деятельности автора.

На протяжении последних нескольких лет одним из ключевых споров о защите прав на персонаж являются дела «Маша и Медведь». В деле о взыскании с индивидуального предпринимателя компенсации за продажу товаров с изображением семи персонажей одноименного мультфильма Истец в обоснование своих требований ссылался на положения пунктов 3 и 7 статьи 1259 ГК РФ (Дело №А50-21004/2013).

 Суд первой инстанции удовлетворил требования Истца в полном объеме, указав, что правообладатель вправе требовать выплату компенсации за использование каждого персонажа. При этом Суд по интеллектуальным правам  указал, что нарушение исключительного права на персонаж, являющийся самостоятельной частью произведения, следует рассматривать как нарушение на аудиовизуальное произведение в целом (одно нарушение).

Позиция Верховного Суда РФ по данному делу в отличие от СИП была сведена к определению признаков, которые должны присутствовать у персонажа для его признания самостоятельным объектом авторского права. Так, персонаж должен представлять собой результат самостоятельного творческого труда автора и может быть использован независимо от произведения. Таким образом, персонажем аудиовизуального произведения могут являться «созданные и зафиксированные в аудиовизуальном ряде мультфильмов динамические рисованные (кукольные) образы главных героев, в отличие от других действующих героев обладающие такой совокупностью признаков, которые делают их оригинальными, узнаваемыми и отличительными от других героев в силу их внешнего вида, движений, голоса, мимики и иных других признаков, предназначенных для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия».

В случае доказанности наличия вышеперечисленных признаков компенсация подлежит взысканию компенсация за каждый факт нарушения авторских прав на персонаж. В случае недоказанности – подлежит взысканию компенсация за единичное нарушение, то есть на произведение в целом.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции признал каждый персонаж самостоятельным объектом и взыскал с ответчика компенсацию за каждый факт нарушения, указав при этом, что принимая во внимание природу аудиовизуального произведения и его «сложный» состав, персонаж может быть самостоятельным объектом, поскольку права на него могут быть приобретены отдельно.

По данной категории дел зачастую одним действием могут быть нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности и в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ, размер подлежащей взысканию компенсации определяется судом за каждый объект. При множественности нарушений  на результаты интеллектуальной деятельности, принадлежащих одному лицу, общий размер компенсации может быть снижен судом ниже низшего предела, но не менее 50 процентов от суммы минимальных размеров компенсации за все допущенные нарушения.

В Постановлении Конституционного Суда РФ № 28-П от 13.12.2016 «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края», суд пришел к выводу, что положения о снижении размера компенсации могут применяться только к индивидуальным предпринимателям, и при определении размера компенсации судам следует учитывать тяжесть содеянного, размер ущерба и иные имеющие для дела обстоятельства.

Верховный Суд РФ в дополнение к выводам Конституционного Суда РФ в определении № 305-ЭС16-13233 по делу № А40-131931/2014 от 25.04.2017 установил, что положения о снижении размера компенсации могут быть применены и к юридическим лицам, при этом рассмотрение вопроса о снижении размера компенсации может осуществляться не только по инициативе суда, но и по заявлению ответчика.

Таким образом, для предоставления правовой охраны персонажу произведения самостоятельной правовой охраны необходимо соблюдение следующих требований: персонаж должен являться результатом творческого труда автора,  иметь объективную форму выражения, при этом признаки и качества, присущие персонажу, должны обеспечивать возможность его самостоятельного использования независимо от произведения в целом.

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Проваторова Евгения

Проваторова Евгения

Помощник юриста