По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

 

Правовая природа письма – согласия на регистрацию товарного знака

15 декабря 2018 г.

Одним из оснований для отказа в регистрации товарного знака является наличие
правовой охраны сходного до степени смешения товарного знака, зарегистрированного в
отношении однородных товаров и услуг.
Однако статьей 1483 ГК РФ предусмотрено, что «Регистрация в качестве
товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени
смешения с каким-либо из товарных знаков, допускается с согласия правообладателя при
условии, что такая регистрация не может явиться причиной введения в заблуждение
потребителя».
Таким образом, из указанной правовой нормы следует, что при
противопоставлении сходного до степени смешения «старшего» товарного знака,
заявитель вправе представить при подаче заявки на государственную регистрацию
товарного знака, либо в ходе экспертизы заявки на товарный знак, документальное
подтверждение согласия правообладателя сходного до степени смешения товарного знака
на государственную регистрацию заявленного обозначения в качестве товарного знака.
С точки зрения гражданского законодательства письмо-согласие является
односторонней сделкой.
Согласно статье 153 ГК РФ «Сделками признаются действия граждан и
юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение
гражданских прав и обязанностей».
В соответствии с пунктом 2 статьи 154 ГК РФ «Односторонней считается сделка,
для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или
соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны».
Согласно статье 155 ГК РФ «Односторонняя сделка создает обязанности для лица,
совершившего сделку. Она может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях,
установленных законом либо соглашением с этими лицами».
Однако письмо-согласие является специфическим видом односторонней сделки,
поскольку напрямую не создает обязанности для лица его выдавшего.
Дача правообладателем согласия на регистрацию на имя другого лица товарного
знака, сходного с принадлежащим правообладателю и имеющим более ранний приоритет
в отношении однородных товаров (услуг), является правом правообладателя. Целью
предоставления указанного согласия является возникновение у иного, нежели
правообладатель, лица исключительного права на сходный товарный знак.
Таким образом, лицо, на имя которого зарегистрирован товарный знак на
основании письма-согласия, является выгодоприобретателем по данной односторонней
сделке.
При этом под выгодоприобретателем следует понимать лицо, в пользу которого
заключена сделка, либо лицо, в интересах которого исполняется обязательство. Данное
понятие предполагает наличие у названного субъекта имущественного интереса в
существующих правоотношениях.
По смыслу статьи 1483 ГК РФ при отсутствии согласия правообладателя
регистрация сходного товарного знака не допускается.
Таким образом, предоставление правообладателем согласия необходимо и
достаточно для возникновения у другого лица исключительного права на сходный
товарный знак.
Требования к письму-согласию правообладателя регламентированы Приказом
Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам
№ 190 от  30.12.2009 «Об утверждении рекомендаций по применению положения
Гражданского Кодекса Российской Федерации, касающихся согласия правообладателя».

Письмо-согласие составляется в произвольной форме. Однако письмо-согласие в
обязательном порядке должно содержать следующую информацию:
- информацию о лице, дающем согласие на регистрацию заявленного обозначения в
качестве товарного знака, которые позволяют такое лицо идентифицировать в качестве
правообладателя противопоставленного товарного знака (его наименование, место
нахождения);
- информацию о лице, которому выдается согласие на регистрацию заявленного
обозначения в качестве товарного знака, позволяющие идентифицировать такое лицо в
качестве заявителя по заявке (его наименование, место нахождения);
- выражение согласия правообладателя на регистрацию заявленного обозначения в
качестве товарного знака с приведением номера заявки, если он присвоен, и описания
заявленного обозначения, на которое выдается согласие на регистрацию в качестве
товарного знака с приложением заявленного обозначения;
- конкретный перечень товаров/услуг, в отношении которых правообладатель не
возражает против регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака;
- дата составления документа и подпись уполномоченного лица.
Если представленный документ, подтверждающий согласие, не соответствует
приведенным выше требованиям к оформлению, то он не может являться выражением
согласия правообладателя на регистрацию заявленного обозначения в качестве товарного
знака.
Таким образом, несоответствие письма-согласия требованиям данных
Рекомендаций может являться основанием для признания согласия на регистрацию
товарного знака не выраженным в данном документе.
Однако судом будут рассматриваться все доказательства и обстоятельства дела в
совокупности.
Так, например, в постановлении Президиума Суда по интеллектуальным правам
от 27 декабря 2017 г. по делу № СИП-329/2017 выражена правовая позиция, согласно
которой отсутствие даты составления спорного документа не безоговорочно порочит
письмо-согласие.
Отсутствие даты не является самостоятельным и достаточным основанием для
признания представленного документа недопустимым доказательством выражения воли
компании предоставить разрешение на регистрацию конкретного заявленного
обозначения.
Суд кассационной инстанции, учитывая указание в тексте письма номера заявки на
регистрацию обозначения в качестве знака обслуживания (№ 2011741070), отмечает, что
соответствующее согласие очевидно выражено после даты подачи названной заявки.
Таким образом, суд установил, что, несмотря на отсутствие даты составления
документа, исходя из реквизитов и содержания письма, усматривается выражение воли
правообладателя на выдачу письма-согласия на регистрацию обозначения по указанной
заявке.
Одним из требований к письму-согласию является его подписание
уполномоченным лицом. Однако это может быть не только единоличный исполнительный
орган.
Письмо-согласие может быть подписано также и представителем. В таком случае к
письму-согласию должна быть приложена доверенность, уполномочивающая
представителя на подписание письма-согласия на регистрацию заявленного обозначения в
качестве товарного знака от имени правообладателя.
В доверенности должны быть специально оговорены полномочия на подписание
письма-согласия на регистрацию товарного знака от имени правообладателя.
Таким образом, подписать от имени компании письмо-согласие на регистрацию
товарного знака может не любое должностное лицо, а только единоличный
исполнительный орган либо лицо, обладающее соответствующей доверенностью.

На практике возможно возникновение ситуации, когда сотрудник правообладателя,
от имени которого выдано письмо-согласие, не имеющий соответствующих полномочий и
указаний компании подписывает письмо-согласие на регистрацию товарного знака от ее
имени.
Так, например, ООО «Ликероводочный завод «Саранский» обратилось с исковым
заявлением в арбитражный суд с требованием о признании недействительной ничтожной
сделки, выраженной в выдаче от имени ООО «Ликероводочный завод «Саранский»
письма-согласия на регистрацию товарного знака на имя ООО «Московская Торговая
Компания», поскольку от имени ООО «Ликероводочный завод «Саранский» письмо-
согласие было подписано неуполномоченным лицом.
Проверить полномочия лица, подписавшего письмо-согласие от имени
правообладателя, и тем самым проявить свою добросовестность можно, получив выписку
из единого государственного реестра юридических лиц (далее ЕГРЮЛ). Актуальность
выписки из реестра можно проверить на сайте Федеральной налоговой службы России
(egrul.nalog.ru), сведения с которого являются открытыми и общедоступными.
В силу пункта 2 статьи 51 ГК РФ «Данные государственной регистрации
включаются в единый государственный реестр юридических лиц, открытый для
всеобщего ознакомления.
Лицо, добросовестно полагающееся на данные единого государственного реестра
юридических лиц, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным
обстоятельствам».
По смыслу данной статьи по общему правилу, при проверке полномочий лица,
совершающего сделку от имени юридического лица, контрагент юридического лица
добросовестно должен полагаться на сведения о его полномочиях, содержащиеся в
ЕГРЮЛ.
Как разъяснено в пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ
от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации» «Согласно пункту 2 статьи 51 ГК РФ
данные государственной регистрации юридических лиц включаются в единый
государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления».
Суд при рассмотрении дела № А41-10703/2018 установил, что Ответчик должен
был знать о том, что лицо, подписывающее письмо-согласие от 09.04.2013 не является
Директором единоличным исполнительным органом ООО «Ликероводочный завод
«Саранский», и как следствие, в отсутствие надлежаще оформленной доверенности не
имело законных полномочий на подписание от имени Общества письмо-согласие на
регистрацию товарного знака.
Следовательно, выраженное в письме согласие на регистрацию товарного знака
является ничтожной сделкой согласно пункту 1 статьи 53, статьям 153, 167, 168 ГК РФ,
что влечет ее недействительность.
Также, суд может признать письмо-согласие ненадлежащим доказательством, и,
как следствие, признать предоставление правовой охраны товарному знаку
недействительным полностью, не признавая его ничтожной сделкой.
Так, суд при рассмотрении дела № СИП-635/2015 указал, что письма-согласия на
регистрацию спорного товарного знака, подписанные от имени генерального директора
общества «Юг Руси» Дмитриева В.В., не являются надлежащим согласием на
регистрацию спорного товарного знака, поскольку согласно письмам Дмитриева В.В. и
Арканникова М.В., они не подписывали писем-согласий от имени общества «Юг Руси» на
регистрацию товарного знака по заявке № 2010724445.
Кроме того, суд при рассмотрении дела принял во внимание, что лицо,
поименованное в письме-согласии в качестве лица, подписавшего его, как генеральный
директор общества «Юг Руси», не являлось на дату подписания письма-согласия
генеральным директором общества «Юг Руси».

Таким образом, суд, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ
доказательства, представленные в материалы дела, в их совокупности, суд первой
инстанции пришел к выводу о том, что фактически согласие правообладателя
противопоставленных товарных знаков на регистрацию спорного товарного знака не
давалось, следовательно, товарный знак зарегистрирован с нарушением подпункта 2
пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.
Данная правовая позиция подтверждена Президиумом Суда по интеллектуальным
правам.

Поделиться
Отправить
Линкануть

Автор материала

Журид Ольга

Журид Ольга

Юрист