По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

Услуги и ценыО компании

Заинтересованность в оспаривании или прекращении действия прав на товарные знаки

10 сентября 2014 г.

О критериях заинтересованности лиц, подающих заявления о досрочном прекращении действия товарного знака, в последние несколько лет говорили и писали достаточно много. После введения в действие 4-й части ГК РФ само понятие заинтересованного лица, имеющего право требовать досрочного прекращения действия товарного знака, перешло из одной крайности в другую. Если в течение примерно года, с момента принятия 4-й части ГК РФ и до начала 2009 г., заинтересованными признавались любые лица, оплатившие пошлину за рассмотрение заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, то затем было введено жесткое ограничение на «заинтересованность». Сегодня, поняв, что норма о досрочном прекращении практически перестала работать, критерий «заинтересованности» вновь стал достаточно широким: главное, чтобы лицо, подавшее заявление, не имело своей целью злоупотребление правами и создание проблем правообладателю.

Но 4-я часть ГК РФ содержит указание на необходимость наличия заинтересованности у лица, подающего не только заявление о досрочном прекращении действия товарного знака в связи с его неиспользованием, но и тех, кто обращается в Федеральную службу по интеллектуальной собственности (Роспатент) с возражениями по всем критериям охраноспособности товарных знаков, предусмотренных ст. 1483 ГК РФ.

Мысль написать данную статью возникла после присутствия на судебном заседании по рассмотрению заявления об оспаривании решения Роспатента (дело СИП-161/2013), по возражению ООО «МЕТРО Кэш энд Керри», аннулировавшего действие товарного знака «BERGLAND» № 321953 (заявитель отметил, что товарный знак указывает на место производства товара). Во время заседания представитель «МЕТРО Кэш энд Керри» отметил: «Заинтересованность моего доверителя возникла после того, как правообладатель подал исковое заявление к моему доверителю о прекращении незаконного использования товарного знака». Роспатент признал такую заинтересованность, а другая сторона процесса (правообладатель) ни в Роспатенте, ни в суде заинтересованность не оспаривала.

Но есть ли заинтересованность в оспаривании товарного знака у лица, которое его незаконно использует? И может ли быть у такого лица заинтересованность в оспаривании товарного знака, возникающая только из незаконного использования сходного обозначения?

Здесь сразу нужно отделить заинтересованность в досрочном прекращении действия товарного знака в связи с его неиспользованием от заинтересованности в аннулировании товарного знака по иным основаниям, например оспаривании знака, как не соответствующего критериям ст. 1483 ГК РФ.

Принцип досрочного прекращения исходит из того, что государство обязывает правообладателя использовать зарегистрированное право и защищает от незаконного использования или регистрации сходных знаков только то исключительное право, которое используется. И совершенно очевидно, что лицо, которому предъявлен иск о запрете использования какого-либо товарного знака/обозначения, правомерно ставит перед правообладателем вопрос: использует ли он свой товарный знак? Если использует, тогда его можно защищать, и суд должен запрещать другим лицам его незаконное использование. Но насколько правильно автоматически распространять такую заинтересованность при оспаривании прав по основаниям ст. 1483 ГК РФ?

Участвуя за последние 5 лет в сотне дел, стало совершенно очевидно, что при оспаривании прав на товарные знаки по многим основаниям охраноспособности товарного знака, указанным в ст. 1483 ГК РФ, такой принцип заинтересованности не применим и неприемлем. Более того, заинтересованность при подаче возражений об аннулировании товарных знаков различна по каждому критерию охраноспособности, в связи с чем каждый из критериев заинтересованности требует отдельного обсуждения. П. 1 ст. 1483 ГК РФ

1. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов:

1)вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида;

2)являющихся общепринятыми символами и терминами;

3)характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта;

4)представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством, либо назначением товаров.

Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения.

Положения настоящего пункта не применяются в отношении обозначений, которые приобрели различительную способность в результате их использования.

Данный пункт нужно разделить на две части:

●абсолютные основания, не связанные с указанием на место производства товара или местонахождение производителя, и

●абсолютные основания, связанные с указанием на место производства товара или местонахождение производителя. Оспаривая товарный знак и подав возражение в Роспатент, заявитель практически по всем основаниям, указанным в данном пункте, должен будет доказать, что на дату приоритета зарегистрированное в качестве товарного знака обозначение не обладало различительной способностью и, возможно, не могло приобрести дополнительную различительную способность. А для подтверждения заинтересованности в оспаривании прав лицо, подавшее возражение, должно будет представить доказательства фактического нарушения прав на зарегистрированный знак, обосновав необходимость его применения в хозяйственном обороте. Конечно, можно представлять доказательства намерения (подготовки) введения товара со спорным обозначением, но для доказывания отсутствия различительной способности одного намерения использовать спорное обозначение будет явно мало, поэтому отсутствие различительной способности придется обосновывать доказательствами использования спорного обозначения до приоритета спорного знака другими лицами, в том числе заявителем, по принципу «другие используют, и я хочу».

В немецком законодательстве о товарных знаках критерии отсутствия различительной способности, указанные в п. 1 ст. 1483 ГК РФ, обобщены следующим положением: заявленное на регистрацию обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака, т. к. такое обозначение необходимо использовать в аналогичной хозяйственной деятельности неограниченному кругу лиц. Возможно, мы когда-то придем к такому пониманию абсолютных оснований для отказа в регистрации и, возможно, даже ст. 1483 ГК РФ будет дополнена таким положением.

Но сегодня, не имея такого основания, Роспатент, например, регистрирует товарный знак «С пылу, с жару», а суд вынужден защищать его, запрещать использование (дело А40-2569/2011). А при оспаривании данного знака Роспатент устанавливает, что товарный знак «С пылу, с жару» не является описательным и напрямую, без домысливания, не указывает на свойства товара, поэтому ведомство и посчитало, что регистрация данного знака была правомерна (Решение Роспатента от 24.10.2012г. № 2009714885/50). Но неужели есть кто-то в Роспатенте, кто считает, что «С пылу, с жару» – это не только что приготовленное (может, подогретое) хлебобулочное изделие? Оказалось, есть.

Но вернемся к обсуждению п. 1 ст. 1483 ГК РФ. В тексте документа есть критерии, которые стоят абсолютным особняком от остальных. Это «обозначения, указывающие на… место… их производства или сбыта».

Достаточно ли для оспаривания знака по данному критерию подтверждения продажи контрафактного товара? Полагаю, что одной продажи контрафакта под сходным обозначением недостаточно, чтобы нарушителя прав признать лицом, заинтересованным в прекращении действия такого знака.

Если предположить, что охрана знака, по заявлению «заинтересованного» лица, прекращается, то любое лицо сможет использовать спорное обозначение. Соответствует ли такой подход правосудию? Думаю, что нет. Именно по этой причине (или это является одной из причин) не аннулируются так называемые «советские» бренды. Принцип прост: лучше, чтобы «советским» брендом владел хоть кто-то, чем никто. К тому же после аннулирования такого знака заявитель возражения или любые другие лица недобросовестно воспользуются той известностью и репутацией, которая была создана спорным знаком за период его существования.

Аннулировав товарный знак, якобы указывающий на место производства товара, по заявлению лица, продающего контрафакт, Роспатент или суд дает возможность использовать спорный знак любому лицу, фактически способствуя контрафакту. Поэтому, аннулируя знак, который указывает на место производства или местонахождение производителя, Роспатент или суд должен устанавливать «заинтересованность» лица, подающего возражение, исходя из реальной необходимости использовать спорное обозначение в хозяйственном обороте.

Несколько раз наша фирма подавала возражения против действия товарных знаков на основании того, что спорный товарный знак:

●указывает на место производства товара, если правообладатель находится в регионе (городе), название которого совпадает с товарным знаком;

●потребитель вводится в заблуждение таким обозначением, т. к. считает, что товар произведен в одном регионе, а товар производится в другом.

Эти несколько раз мы обосновывали заинтересованность в оспаривании товарного знака нахождением нашего доверителя (заявителя) в регионе, который воспроизводил товарный знак.

Например, по поручению компании Redmond Home Appliances LLC., расположенной в городе Redmond, США, нами были поданы возражения против действия товарных знаков Redmond № 349142, 395632. Заинтересованность мы обосновывали необходимостью заявителя указывать на свое местонахождение – город Redmond. Роспатент признал заинтересованность заявителя, но отказал в удовлетворении возражения (Решения Роспатента от 15.07.2010г № 2006730177/50, 2007740523/50 .). Наш доверитель не стал оспаривать решения Роспатента и не вышел на российский рынок с продажей товара, произведенного в г. Redmond.

Но что было бы, если компания Redmond Home Appliances LLC., расположенная в городе Redmond, США, начала бы продавать товары, для которых зарегистрирован товарный знак, указывая на товаре обозначение Redmond в качестве своего адреса? Запретил бы российский суд данной компании использование обозначения Redmond в качестве адреса?

Думаю, что суд не должен был бы запретить такое использование сходного обозначения в случае, когда производитель будет указывать его в качестве своего адреса, в связи с чем на рынке может появиться два товара, использующих сходные обозначения: один, на котором будет использоваться зарегистрированный товарный знак, второй – на котором некая компания будет писать то же обозначение, только в качестве своего адреса.

Если представить себе подобную ситуацию, то возникает вопрос, нужно ли сохранять такие знаки, если возражение подано лицом, у которого есть реальная необходимость использования тождественного знака? Настолько ли важны в этом случае аргументы, которые дают возможность сохранить действие подобных регистраций: что одноименный город маленький, есть несколько городов в разных странах с подобным названием, российскому потребителю указанные города неизвестны, такое слово является распространенным именем в некой стране и т. д.? Очевидно, что совокупность этих доводов о реальной необходимости использования оспариваемого знака другим лицом должна подтверждать его заинтересованность.

Одним из главных критериев заинтересованности может и должна быть возможность последующей регистрации спорного обозначения в качестве товарного знака как охраняемого элемента или хотя бы неохраняемого.

П. 2 ст. 1483 ГК РФ.

2. В соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, состоящих только из элементов, представляющих собой:

1)государственные гербы, флаги и другие государственные символы и знаки;

2)сокращенные или полные наименования международных и межправительственных организаций, их гербы, флаги, другие символы и знаки;

3)официальные контрольные, гарантийные или пробирные клейма, печати, награды и другие знаки отличия;

4)обозначения, сходные до степени смешения с элементами, указанными в подпунктах 1 - 3 настоящего пункта.

Такие элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа.

До введения 4-й части ГК РФ Роспатент довольно часто регистрировал товарные знаки, в которые были включены части флага различных стран (России, США, Великобритании, ФРГ и др.) и другие видоизмененные государственные символы, т. к. формально запрета на регистрацию сходных обозначений не было.

Но впоследствии такой зарегистрированный товарный знак, получив некую известность, становился целью для его имитации, копирования и незаконного использования. Часто после того, как правообладатель начинает бороться с контрафактом, против такого знака подается возражение, в котором указывается на незаконное использование государственного флага, герба и др. Иногда к такому возражению может быть приложено разрешение компетентного органа на регистрацию флага/герба в качестве товарного знака на имя заявителя. В том числе и таким разрешением заявитель обосновывает заинтересованность.

Но по данному критерию, как и указывалось ранее, аннулирование знака приведет к появлению на рынке имитации, копии, подделки. Произойдет ли восстановление прав лица, которому принадлежат права? Но таким лицом являются государства, государственные органы и учреждения. Такие лица возражений не подавали и свои права нарушенными не считали. Даже дав разрешение на регистрацию сходного обозначения какой-то организации, государство не давало распоряжений защищать нарушенное право, само возражений не подавало. И если лицо, обладатель прав на различную государственную символику то есть государство - позволяет использование своих государственных символов, зачем аннулировать знаки, содержащие частичное воспроизведение таких символов, по заявлению лица, не имеющего к государству никакого отношения?

Аннулирование прав приводит на рынок контрафакт, и аннулировать права хотят именно те лица, которые либо уже производят контрафактный товар, либо собираются его произвести в ближайшее время.

Около 10 лет назад началась борьба между бывшими партнерами за права на серию товарных знаков Golden Eagle. В ходе взаимных заявлений, возражений и исков рассматривалась возможность аннулирования комбинированных знаков Golden Eagle. Например, товарный знак Golden Eagle № 216818 включает в себя изображение части флага США и органа, являющегося официальным символом США. Нам удалось убедить нашего клиента не подавать возражение, т. к. мы не сможем обосновать заинтересованность в аннулировании знака по указанным основаниям.

П. 3 ст. 1483 ГК РФ. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы:

1)являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя;

2)противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Данный пункт для определения заинтересованности также разделяется на две части.

По подпункту 1 с заинтересованностью все достаточно просто, т. к. данное основание обычно добавляется к основаниям п. 1 ст. 1483 по принципу: для части товаров/услуг товарный знак описателен, для остальной части вводит потребителя в заблуждение.

Например, слово «капли» или изображение капель для части товаров 5 класса МКТУ, включающего в основном фармацевтические препараты и прочие препараты для медицинских целей, являющиеся непосредственно каплями (ушными, глазными или иными), характеризует товар, а для остальной части вводит потребителя в заблуждение, т. к. товар каплями не является. Поэтому все, что сказано о заинтересованности по п. 1 ст. 1483 ГК РФ, конечно же, относится и к данному подпункту.

Заинтересованными лицами по основанию «введение в заблуждение» являются лица, которые начали продавать товар со спорным знаком до даты приоритета оспариваемого знака.

Но гораздо хуже обстоит дело с применением и пониманием критерия заинтересованности по подпункту 2 данной статьи.

Исходя из дословного понимания формулировки данного подпункта заинтересованными лицами по данному основанию могут быть представители общественности, чьи права нарушаются оспариваемым знаком. В интересах общественности в ведомство могут обращаться представители государственных органов, у которых есть такие полномочия, например, прокуратура.

Может ли товарный знак, который, по мнению заявителя возражения, противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали, нарушать интересы юридического лица? Может ли юридическое лицо быть заинтересованным в аннулировании знака по данному основанию? В случае если это лицо – некоммерческая или общественная организация, защищающая права физических лиц либо потребителей, то очевидно, что такая организация может быть заинтересованным лицом. Но мы не смогли найти ни одного возражения, рассмотренного Роспатентом по данному основанию против действия товарного знака, поданного коммерческой организацией.

Зато Роспатентом рассмотрено довольно много возражений на решения экспертизы, отказывающей в регистрации заявленных обозначений по основанию «противоречие общественным интересам». Получается, что Роспатент сам стал заинтересованным лицом? Или защищает интересы общественности…

Наиболее интересным из отказов Роспатента в регистрации обозначения в качестве товарного знака была заявка на регистрацию знака «Володя и Медведи».

Из решения суда по делу № А40-65503/2011:

Обозначения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали, называют также «скандальными знаками».

В силу того, что с 2000 по 2008 гг. Президентом РФ являлся Владимир Владимирович Путин, который в настоящее время является действующим премьер-министром и председателем политической партии «Единая Россия», а с 2008 года президентом РФ является Медведев Дмитрий Анатольевич, существует возможность восприятия данного обозначения российским потребителем как обыгрывания имени и фамилии первых лиц государства или имени действующего премьер-министра и политической партии «Единая Россия» (в ассоциативной привязке к ее символу – в виде медведя).

Таким образом, использование производного от имени, фамилии лиц, которые собой олицетворяют страну, и интерпретации символа политической партии на продукции 32, 33 классов МКТУ коллегией Палаты по патентным спорам было оценено как пренебрежительное отношение к власти. Тем самым заявленное обозначение наносит ущерб имиджу и интересам государства и, как следствие, противоречит общественным интересам.

Суды не согласились с Роспатентом и обязали зарегистрировать товарный знак.

Из мотивировки решения суда видно, что заинтересованными лицами в прекращении данного знака могли бы быть физические лица В.В. Путин и Д.А. Медведев, либо государство, которым они руководят.

При этом полагаю, что ни один из производителей водки, для которой данный товарный знак был зарегистрирован, не будет заинтересованным в аннулировании данного знака по основанию «противоречие общественным интересам…».

Но Роспатент, считая, что регистрация обозначения «Володя и Медведи» противоречит общественным интересам, например, регистрирует в качестве товарного знака слово «Ё Моё» № 505721.

Из решения Роспатента от 13.11.2013. № 2012702519

Таким образом, анализ данных сведений приводит к выводу о том, что словесный элемент «Ё-МОЁ» не относится к бранной, нецензурной лексике. Кроме того, заявленное обозначение содержит яркий изобразительный элемент, напоминающий некоего мультяшного персонажа, держащего словесный элемент «Ё-МОЁ».

Следует отметить, что данное обозначение производит позитивное впечатление и хорошо соотносится с таким товаром, как мороженое, потребителями которого являются как дети, так и взрослые.

Для оспаривания такого знака по критерию «противоречие общественным интересам» заинтересованным лицом может быть абсолютно любой человек, потребляющий мороженое.

Но, регистрируя знак «Ё-мое», Роспатент отказывает в регистрации обозначения «Шире Хари» на основании противоречия общественным интересам.

Из решения Роспатента от 21.09.2012. № 2010729485/50

Таким образом, по своему содержанию словосочетание «ШИРЕ ХАРИ» в целом относится к категории обозначений, имеющих непристойное (бранное) содержание, оскорбляющее человеческое достоинство. В этой связи исследуемое словосочетание в случае его использования в качестве товарного знака может быть воспринято как оскорбительное или унижающее человеческое достоинство и, следовательно, противоречит общественным интересам и принципам морали.

Так что по данному критерию какой-либо практики применения нет, будет интересно следить за ее развитием.

П. 4 ст. 1483 ГК РФ. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если регистрация испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками, без согласия собственников или лиц, уполномоченных собственниками, на регистрацию таких обозначений в качестве товарных знаков.

По данному подпункту критерии заинтересованности очень похожи на критерии, описанные в п. 2 ст. 1483 ГК РФ. Отличаются органы, выдающие разрешения, вместо государственных организаций – общественные. В целом критерии идентичны.

Приведу пример из практики.

Монгольский предприниматель Бат-Улзии Цендкхуу зарегистрировал товарный знак Ogedei Khaan № 379409, включающий изображение известного монгольского хана.

Российская компания ООО «Профит-С», пожелавшая использовать сходное обозначение и зарегистрировать его на свое имя, обратилась в Национальный музей императорского дворца Гугун (Китай), в котором хранится единственное изображение Огидей-хана. Товарный знак полностью копирует изображение, хранящееся в музее и являющееся объектом всемирного культурного наследия, о чем есть соответствующие публикации.

«Профит-С» получила разрешение музея на регистрацию изображения Ogedei Khaan в качестве товарного знака на территории РФ и подала возражение против действия товарного знака Ogedei Khaan № 379409. Роспатент отказал в удовлетворении возражения, посчитав российскую компанию ООО «Профит-С» незаинтересованным лицом, даже несмотря на наличие разрешения на регистрацию.

Из решения Роспатента от 19.07.2013. № 2008705135/50

Также необходимо отметить, что лицом, подавшим возражение, не были представлены в соответствии с пунктом 2 статьи 1513 Кодекса какие-либо обоснования его заинтересованности в оспаривании предоставления правовой охраны данному товарному знаку по основанию, предусмотренному пунктом 4 статьи 1483 Кодекса. Так, например, лицо, подавшее возражение, не является уполномоченным лицом Национального музея императорского дворца Гугун в Китае. В связи с этим ООО «ПРОФИТ-С» не доказало, что оно является тем лицом, чьи права могут быть затронуты предоставлением правовой охраны оспариваемому товарному знаку по свидетельству № 379409 по основаниям пункта 4 статьи 1483 Кодекса.

П. 5 ст. 1483 ГК РФ. В соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, которые охраняются в одном из государств – участников этого международного договора в качестве обозначений, позволяющих идентифицировать вина или спиртные напитки как происходящие с его территории (производимые в границах географического объекта этого государства) и имеющие особое качество, репутацию или другие характеристики, которые главным образом определяются их происхождением, если товарный знак предназначен для обозначения вин или спиртных напитков, не происходящих с территории данного географического объекта.

Лицами, заинтересованными в прекращении прав на товарный знак по данному критерию, могут быть лица, которые производят или продают вина и/или спиртные напитки на территории географического объекта, название которого созвучно с оспариваемым товарным знаком. Критерии заинтересованности по данному основанию отчасти схожи с критериями заинтересованности по п. 1 ст. 1483 в части указания на место производства товара или нахождение производителя. Только, в отличие от п. 1 ст. 1483, в данном случае основания для оспаривания будут иметь известные обозначения, например Коньяк, Шампань и др.

П. 6 ст. 1483 ГК РФ. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с:

1)товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию (ст. 1492) в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет, если заявка на государственную регистрацию товарного знака не отозвана или не признана отозванной;

2)товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет;

3)товарными знаками других лиц, признанными в установленном настоящим Кодексом порядке общеизвестными в Российской Федерации товарными знаками, в отношении однородных товаров.

Регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных в настоящем пункте, допускается только с согласия правообладателя.

Критерии по данному пункту, пожалуй, являются наиболее простыми для оценки. Лицами, заинтересованными в прекращении прав на товарный знак по данному критерию, являются либо правообладатели ранних товарных знаков, либо лица, подавшие заявку на регистрацию товарного знака.

П. 7 ст. 1483 ГК РФ. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в отношении любых товаров обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с наименованием места происхождения товаров, охраняемым в соответствии с настоящим Кодексом, за исключением случая, когда такое обозначение включено как неохраняемый элемент в товарный знак, регистрируемый на имя лица, имеющего исключительное право на такое наименование, если регистрация товарного знака осуществляется в отношении тех же товаров, для индивидуализации которых зарегистрировано наименование места происхождения товара.

Критерии заинтересованности по данному основанию отчасти схожи с критериями заинтересованности по п.п. 1 и 5 ст. 1483 ГК РФ в части указания на место производства товара или нахождение производителя.

Данная статья аналогична п. 5 ст. 1483 ГК РФ, только, в отличие от иностранных географических наименований, в данной статье указывается российское наименование места происхождения товаров. Лицами, заинтересованными в прекращении прав на товарный знак, по данному критерию, могут быть лица, которые обладают правом пользования.

Из решения Роспатента от 03.09.2011г. № 2007721696/50 «Данный вывод лицо, подавшее возражение, обосновывает сходством до степени смешения оспариваемого товарного знака («Золото Дагестана» № 418054) с наименованием места происхождения товара «ДАГЕСТАН» по свидетельству № 106, право использования которого принадлежит лицу, подавшему возражение.».

П. 8 ст. 1483 ГК РФ. «Не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения) либо с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.».

Критерии по данному пункту, как и в случае с п. 6, являются наиболее простыми для оценки. Лицами, заинтересованными в прекращении прав на товарный знак по данному критерию, должны являться обладатели фирменных наименований, коммерческих обозначений, селекционных достижений.

П. 9 ст. 1483 ГК РФ. «Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные:

1)названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (ст. 1492) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака;

2)имени (ст. 19), псевдониму (пункт п. 1 ст. 1265) или производному от них обозначению, портрету или факсимиле известного в Российской Федерации на дату подачи заявки лица, без согласия этого лица или его наследника;

3)промышленному образцу, знаку соответствия, права на которые возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.».

Для обсуждения и определения критериев заинтересованности данный пункт нужно разделить на два две части. С п.п. 1 и 3 опять все довольно просто: заявитель должен быть правообладателем указанных в данном пункте прав на произведение (часть произведения), персонаж, промобразец. Право обладание авторскими имущественными правами регулируется несколькими статьями ГК РФ. И даже, если в рамках рассмотрения возражения, возникает спор о праве на спорное обозначение, это не отвергает заинтересованности заявителя, подавшего возражение по данному критерию, а, наоборот, подтверждает ее.

Но оценка заинтересованности по пп. 2 данной нормы (впрочем, как и применение данной нормы) оказалась для российской практики довольно сложной.

Cложности происходят из-за наличия в данной норме слов «… или его наследника» и «некоторого» противоречия (и/или нестыковки) данной нормы с положениями ст. 150, 1112, 1228 ГК РФ.

Согласно ст. 150 ГК РФ «имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут защищаться другими лицами.

Согласно ст. 1112 ГК РФ В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности … права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.

Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Согласно ст. 1228 ГК РФ Право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы.

Несмотря на данные нормы законодательства, и Закон РФ «О товарных знаках», и 4-я часть ГК РФ содержали и содержат указанное положение о том, что распоряжение «личным неимущественным правом» осуществляют наследники такого лица. Возможно, в данную норму пп. 2 п. 9 ст. 1483 ГК РФ либо законодателем будут внесены изменения или же кто-то оспорит данное положение в конституционном суде.

Пока же практика складывается таким образом, что для заинтересованности оспаривания товарного знака по пп. 2 п. 9 ст. 1483 достаточно быть родственником известного лица. Однако «быть родственником» – это не гарантирует аннулирование оспариваемого знака.

Также, кроме проблемы установления статуса наследника по законодательству, действовавшему на дату возникновения наследства, существует проблема и количества наследников, от которых требуется согласие. Если наследников, например, 5 человек, согласие на регистрацию товарного знака требуется от всех пяти наследников или достаточно согласия от одного любого наследника? Споров по данному пункту не так и много, так что каждое дело можно разрешать индивидуально.

П. 10 ст. 1483 ГК РФ. «По основаниям, предусмотренным в настоящей статье, правовая охрана также не предоставляется обозначениям, признаваемым товарными знаками в соответствии с международными договорами Российской Федерации.».

Данный критерий дает отсылку на международные договоры, в частности на мадридскую систему, адресуя владельцев каких-либо международных прав к российским правам, в связи с чем все, что было сказано выше по предыдущим 9 пунктам, автоматически распространяется на обязательства РФ по международным договорам.

В целом оценка заинтересованности заявителя в оспаривании товарного знака довольно сильно связана с результатом оспаривания товарного знака. Подтверждая свою заинтересованность, заявитель значительно упрощает в ряде случаев принятие требуемого им результата.

В связи с требованиями законодательства о необходимости заинтересованности заявителя, правоприменение будет развиваться и, возможно, будет следовать вышеуказанным положениям, а может, в отдельных случаях будет изменено.

Оригинал статьи был опубликован в "Журнал Суда по интеллектуальным правам", № 5, сентябрь 2014 г., с. 42-50

http://ipcmagazine.ru/trademark-law/interest-in-disputing-or-termination-of-rights-to-trademarks

Сергей Зуйков

Сергей Зуйков

Генеральный директор / Патентный поверенный РФ / Евразийский патентный поверенный