По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

Услуги и ценыО компании

Кто есть заинтересованное лицо?

5 июня 2013 г.

Ни одна крупная компания не обходится сегодня без товарного знака. При этом часто, обозначение регистрируется сразу для всего спектра товаров и услуг, а используется только для их части. Такое положение дел может препятствовать регистрации другого похожего или тождественного обозначения в отношении однородных товаров. Для того чтобы регулировать подобные ситуации Гражданским кодексом РФ предусмотрена статья 1486, предусматривающая возможность аннулирования товарных знаков в связи с их неиспользованием. Согласно данной статье, заявление на аннулирование товарного знака может быть подано любым заинтересованным лицом, однако критерии заинтересованности неоднозначны.

Чтобы понять суть проблемы, напомним историю вопроса. Несколько лет назад заявления на аннулирование знаков в связи с неиспользованием рассматривались палатой по патентным спорам, которая считала заинтересованными любые лица, уплатившие госпошлину за рассмотрение заявки. Компания «Зуйков партнеры» была одной из многих юридических компаний, кто, подавая заявления в интересах своих доверителей, оформляла их от себя. При этом мы стали первой организацией, которой, через год после вступления в силу 4-й части ГК РФ было отказано в рассмотрении поданных заявлений, т.к. «Зуйков и партнеры» не является заинтересованным лицом.

В 2009 году (через год после вступления 4-й части ГК РФ в силу) Роспатент пришел к выводу, что для подачи заявления на аннулирование знака в связи с его неиспользованием, компании-заявителю необходимо сперва доказать свою заинтересованность. Согласно выпущенному ведомством информационному письму, отныне заинтересованными лицами признавались только те компании, которые либо подали международную заявку на регистрацию сходных или тождественных обозначений, либо, являются производителями товаров под сходными знаками. По сути, Роспатент определил, что для доказательства своей заинтересованности в аннулировании неиспользуемого обозначения, компании необходимо представить доказательства того, что она производит контрафактную продукцию под сходным знаком.

Однако, после рассмотрения дела торговой марки «Стрижамент» («Strizament»)  решение ведомства было оспорено, и Высший Арбитражный суд определил, что критерием заинтересованности должен являться факт производства компанией однородных товаров и подача заявки на регистрацию сходного товарного знака. Однако, сегодня можно с уверенностью сказать, что постановление ВАС по конкретному делу недостаточно точно определяет понятие заинтересованности и суды стали трактовать его по-разному. Многие судьи решили для себя, что согласно определению ВАС только компании, являющиеся производителями товаров, могут подавать заявления на прекращение действия неиспользуемых товарных знаков. При этом экономические реалии нашей страны (впрочем как и многих других стран) таковы, что многие фирмы – собственники товарных знаков, не имеют производственных мощностей и не являются производителями в прямом смысле этого слова. Так, например, не редки случаи, когда собственником знака является одна компания, а использует его другая организация. Как правило, отношения этих двух юридических лиц регулируются договором. Кроме того, многие компании заказывают товары в Китае или других странах, а суды отказывают им в рассмотрении заявление о прекращении действия товарных знаков в связи с неиспользованием, мотивируя свое решение тем, что истец не является производителем, а, следовательно, и заинтересованным лицом, а заинтересованным лицом являются в данном случае китайские производители.

Исходя из такого подхода, для оформления заявления, которое раньше занимало всего 1 лист, сейчас требуется собрать огромное число документов и доказательств, при этом далеко не все компании готовы их предоставить.

Но почему на критерий заинтересованности вообще обратили внимание судьи? Дело в том, что аннулирование знаков в связи с неиспользованием в свое время стало неким способом рэкета – «гринмэйл», и эту деятельность необходимо было пресечь. По сути, любая компания имела возможность подать заявление на оспаривание регистрации неиспользуемых обозначений, а бремя доказательства, по нашему закону, возложено на ответчика. Это означает, что собственнику знаков приходилось отвлекаться от работы и тратить силы и время на то, чтобы доказать факт использования принадлежащего ему обозначения. В свое время заявления на аннулирование группы знаков были поданы против действия торговой марки Lavazza. Заявитель оспаривал правовую охрану нескольких десятков товарных знаков, в свою очередь правообладатель, доказав использование пяти знаков, отказался от борьбы за остальные, поскольку эта работа отнимала слишком много времени. При этом, компания, подавшая заявление не имела никакого отношения к производству чая или кофе, но проблемы итальянскому бренду были созданы. Именно из-за таких случаев и стали обращать внимание на критерий заинтересованности.

Сегодня же административно-судебная система, по сути, перешагнула от одной крайности к другой. Если раньше любой мог оспорить регистрацию знака, то сейчас сделать это не могут даже те компании, которые по-настоящему заинтересованы в освобождении неиспользуемого обозначения. Таким образом, ужесточив критерии заинтересованности, судебные органы ставят заявителей в глупое положение, когда никто не знает, кто есть заинтересованное лицо? Одни и те же судьи принимают противоположные решения по абсолютно одинаковым обстоятельствам, в результате судебная система перестает быть ориентированной на защиту законных интересов бизнеса и соблюдение закона. Продекларированный государством антимонопольный принцип обязательного использования товарного знака как критерий его охраны перестает работать.

Но законодатель, написавший 4-ю часть Гражданского кодекса, который хотел указать в законе, что с заявлением о прекращении действия товарного знака в связи с неиспользованием может обратиться только производитель товаров или услуг, зачем же было указывать некое «заинтересованное» лицо? Судя по всему, в это понятие все же был вложен более широкий смысл, который сегодня намеренно «ссужается» судами. Первые печальные результаты такого подхода уже заметны: снизилось количество рассмотрений заявлений по неиспользованию товарных знаков (с 2500 до 700 в год). Те, кто на самом деле заинтересован в аннулировании неиспользуемых знаков, не могут отстоять свои интересы, поскольку по принятым судами критериям не считаются заинтересованными лицами. Например, не является заинтересованным лицом учредитель компании-производителя, суды отказывают в иске, говоря о том, что с иском должен обращаться не учредитель, а сам производитель.

Главной целью изменения критерия заинтересованности было противодействие товарнознаковому пиратству. Но я уверен, что сам критерий должен быть максимально простым – компания должна доказать, что ее цель – это не злоупотребление своими правами и чинение препятствий ведению бизнеса правообладателя оспариваемого знака, а отстаивание своих законных интересов и желание использовать в хозяйственной деятельности не используемое обозначение.

Для меня, очевидно, что заинтересованным лицом является лицо, которое представит суду доказательства того, что, например:

  • оно готово организовать поставки однородного товара на российский рынок и подало заявку на сходное обозначение;
  • правообладатель предъявил претензии или иск о запрете использования неиспользуемого знака заявителю;
  • правообладатель неиспользуемого знака подал возражение о прекращении действия товарного знака заявителя и т.д.

Судам необходимо смягчить требования к заинтересованности, только тогда этот критерий будет отвечать интересам предпринимателей и нормам ГК следовательно антимонопольный инструмент по лишению монополии на неиспользуемый товарный знак будет работать. И самое главное, ВАС РФ или хотя бы Суд по Интеллектуальным Правам должен принять информационное письмо, которое определит: кто же есть заинтересованное лицо?

Сергей Зуйков

Сергей Зуйков

Генеральный директор / Патентный поверенный РФ / Евразийский патентный поверенный