По всей России

Бесплатная консультация

+8 800 700-16-37

Услуги и ценыО компании

Пиратские войны

29 мая 2013 г.

Сегодня на рынках Европы при покупке и продаже предприятий стоимость товарного знака составляет до 50-60 процентов от общей стоимости компании. По мере продвижения на рынке эта стоимость растет, и торговая марка становится важным элементом имущественного комплекса предприятия. Поэтому неудивительно, что именно бренд компании часто подвергается нападкам как со стороны конкурентов, так и со стороны третьих лиц. Для достижения своих целей – получение денежной компенсации или удаления компании-конкурента с рынка – зачинщики атак на бренд могут использовать различные инструменты.

Производители товаров и услуг постоянно борются за право увеличить свою клиентскую базу. И часто в борьбе за потребителя решающую роль играет бренд.

Такого понятия как «бренд» в российском законодательстве, как известно, нет. Его заменяет «товарный знак» или «знак обслуживания» - обозначение, позволяющее потребителям отличать товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Но «товарный знак» в нашей стране - понятие чисто юридическое и достаточно «сухое». По сути, его роль заключается в безошибочной идентификации товара. В понятие  «бренд» обычно  вкладывают более широкий смысл, имея в виду торговую марку, обладающую своей индивидуальностью и уже получившую у потребителей определенную известность и лояльность. Бренд не только несет в себе информацию о компании и ее товарах, позволяя дифференцировать продукт, но также дает производителю возможность выделять, персонифицировать свои товары и услуги среди аналогичной продукции конкурентов, проще вводить в оборот новую линейку продуктов под уже известным брендом. Именно поэтому бренд могут подвергаться нападкам со стороны различных «интеллектуальных диверсантов» - конкурентов, так называемых «троллей» и иных лиц.

Как правило, у каждой из этих групп свои интересы: «тролли» хотят получить прибыль, конкуренты - снизить продажи у компании и известность ее продукции среди потребителей, выдавить компанию с рынка. Третьими лицами, в роли которых чаще всего выступают бывшие партнеры по бизнесу или бывшие супруги владельцев бизнеса, движет личная обида и желание отомстить, доставив неприятности. Для достижения целей каждой из этих трех групп интеллектуальных диверсантов могут быть зарегистрированы сходные или пока не оформленные компаниями торговые марки, патенты на полезные модели или промышленные образцы и поданы иски о запрете использования реальных товарных знаков и патентов правообладателя, а также могут быть предприняты попытки оспорить их охрану. С целью наложения ареста на товары возможно возбуждение уголовных или административных дел, обращение с заявлениями в антимонопольные органы. Однако схемы действий у каждой из вышеуказанных групп интеллектуальных диверсантов, как правило, отличаются

Патентные тролли

«Троллями» (или «патентными троллями») называют мелкие компании и частных лиц, которые тем или иным способом получают в собственность (обычно скупают) множество патентов и товарных знаков. Цель состоит не в дальнейшем самостоятельном использовании этих объектов интеллектуальной собственности для производства товаров и услуг, а в их продаже заинтересованным компаниям по значительно завышенной цене или в получении с этих компаний компенсации за использование сходного обозначения. Как правило, атаки троллей направлены на малый и средний бизнес, хотя иногда их жертвами становятся и более крупные компании.

Схема действий, характерная для троллей. Тролли ждут, пока потенциальная жертва не приступит к разработке и выпуску на рынок продукции, содержащей зарегистрированные элементы (изобретение, охраняемое патентом, или товарный знак, знак обслуживания). Затем, угрожая иском или сразу обращаясь в суд, тролли требуют возмещения убытков за несанкционированное использование своей  интеллектуальной собственности и выплаты отступных. Как правило, они активизируются не на начальном этапе выпуска продукции, содержащей зарегистрированные элементы, а когда этот выпуск наберет обороты, и сворачивание проекта чревато колоссальными убытками. Тролли пытаются сыграть как раз на том, что в глазах производителя на этом этапе выплата им требуемой суммы может показаться лучшим выходом, чем риск необходимости отзывать весь товар и менять товарный знак.

Пример из практики. Самый известный случай, произошел в России в начале 2000 годов со знаком STARBUCKS. Российская компания аннулировала знаки STARBUCKS, зарегистрированные на имя американской компании в связи с неиспользованием, а затем зарегистрировала его на себя, регистрации №№ 274659. Данный товарный знак сдерживал выход американской компании на российский рынок около 3-х лет. Данные дела (А40-11022/06, А40-70379/06) были предметом российско-американских переговоров о вступлении России в ВТО. В итоге, знак российской компании был аннулирован, а американская компания зарегистрировала знаки заново и открыла кофейни в России.

Конкуренты

Главная цель компаний конкурентов при подаче заявлений в антимонопольные органы и полицию, а также исков в суд – обрушить бренд компании. Они стараются вытеснить компанию с рынка, не дав ей возможность реализовывать производимые товары или услуги хотя бы временно.

В отличие от патентных троллей, которые не слишком хорошо  знают реальный рынок, и не понимают, что для производителя важнее и какие именно товары лучше продаются, конкурент владеет необходимой информацией и не всегда ограничивается лишь попытками лишить компанию товарного знака, обращаясь в суд, полицию и ФАС.

Когда конкуренты вступают в борьбу, они приобретают или регистрируют сходное или тождественное обозначение, с помощью которого, впоследствии, инициируют разбирательства против компании. 

Пример – битва за товарный знак «ГЖЕЛКА», принадлежавший когда-то Московскому заводу «Кристалл». Первоначально графический товарный знак, в котором использовались элементы дизайна с изделий народного промысла, был зарегистрирован с разрешения компании – производителя изделий народного промысла ООО «Гжелка». Однако позже, эта компания была куплена конкурентами (ОАО «Ливиз»), которые подали возражения против действия товарных знаков, отозвав ранее выданное согласие. В результате, все товарные знаки, в которых использовались элементы дизайна, были аннулированы 22 января 2005 года решением комиссии по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности. В ходе длительных судебных разбирательств, действие сохранили только словесные товарные знаки «ГЖЕЛКА» и «GZHELKA»

Причем по знаку «GZHELKA» №230001, знак был восстановлен постановлением ФАС МО от 12.04.2006 по делу № А40-26356/05-27-93 решение Палаты по патентным спорам Роспатента по заявке № 2002727266 признано недействительным, регистрация товарного знака по свидетельству № 239001 полностью восстановлена.

А по знаку «ГЖЕЛКА» № 239000, действие знака было восстановлено только постановлением Президиума ВАС РФ от 09 октября 2007 года № 15006/06, которым решение Палаты по патентным спорам от 25 января 2005 года о признании недействительной регистрации № 239000 товарного знака "Гжелка" признано недействительным, восстановлена правовая охрана товарного знака "Гжелка" по свидетельству № 239000.

В результате войны, водка «ГЖЕЛКА», которая занимала 1-е место по объему продаж в сегменте дешевой водки, перестала входить даже в десятку наиболее продаваемых водок дешевого сегмента. Стороны потратили на войну более 5 млн. долларов каждая.

Сегодня очевидно, что действия ОАО «Ливиз» по приобретению ООО «Гжелка» и последующему оспариванию действия товарных знаков не являлись защитой собственных прав. Компания целенаправленно выдавливала конкурента с рынка. Тем не менее, правообладатель товарного знака «ГЖЕЛКА» не требовал признать действия «Ливиза» актом недобросовестной конкуренции.

Другие лица

Двигать конкурентами, развязывающими патентные споры, могут совершенно разные мотивы. Чаще всего, подобная борьба возникает между бывшими партнерами, сотрудниками, мужьями или женами, вышедшими из одного бизнеса. Логично, что данная категория людей, выйдя из компании, начинает продавать то, в чем лучше всего разбирается и с чем работала на протяжении долгого времени. Война при этом может идти как за известный бренд, например кофейный напиток Golden Eagle, так и не известный, например джинсы Lafei Nier.

Гораздо реже зачинщиками патентных войн движет личная обида. Но есть и такие примеры: в 2008 году компания Русский стандарт обратилась с иском к застройщику башни Imperia Tower в комплексе Москва-Сити, пытаясь запретить последнему использовать товарный знак «Империя» (Imperia), владельцем которого для услуг в сфере недвижимости был Русский Стандарт. Застройщик зарегистрировал товарный знак Imperia Tower, но Роспатент 09.06.2008 решением Роспатента № 2007731256/50 аннулировал данный знак, сочтя его сходным до степени смешения с принадлежащим Русскому стандарту товарным знаком № 120617 «ИМПЕРИЯ».  Позже Арбитражный суд г. Москвы по делу А40-52071/08-93-186 и признал недействительным решение Роспатента о прекращения правовой охраны товарного знака. 9 ААС и ФАС МО поддержали решение суда 1-й инстанции.

Причиной начала войны послужил тот факт, что Русский Стандарт не смог договориться о скидке на покупку пентхауса на 60-м этаже в Москва-Сити.

Какие действия могут предпринимать тролли или конкуренты?

Как уже было сказано выше, троллями и конкурентами движет принципиально разные цели, однако все предпринимаемые ими действия можно расписать по пунктам:

  1. Регистрация или покупка сходных обозначений. Для того, чтобы подать претензию, троллю или конкуренту необходимо являться обладателем обозначения, сходного до степени смешения с тем, которое использует компания, на которую направлены их действия. В противном случае, им будет сложно доказать свою заинтересованность  и добиться получения компенсации или же прекращения правовой охраны используемого товарного знака. Стать обладателем похожего обозначения, можно либо зарегистрировав его, либо – приобретя  товарный знак, зарегистрированный ранее. Причем, для конкурентов, особенно в тех случаях, когда речь идет о покупке товарного знака, имеющего приоритет по дате регистрации перед обозначением, используемым компанией, второй вариант предпочтительнее.  
  2. Подача заявки в Роспатент. В Роспатент компании обращаются с заявками на регистрацию сходных с обозначениями конкурента, товарных знаков для товаров, однородных с товарами компании в надежде, что такие заявки будут зарегистрированы или компании выкупят их у заявителя. В начале этого года, юридическая компания «Интеллектуальная собственность — БесПроблем» Компания подала заявки в Роспатент в первый рабочий день 2013 года. В частности, она просит закрепить за ней права на такие бренды, как Valio, President, «Веселый молочник», «Домик в деревне», «Савушкин продукт» и другие по 29-му классу международной классификации товаров и услуг (МКТУ) в категориях «сгущенное молоко», «сметана» и «ряженка». Компания объясняет такую подачу тем, что в МКТУ (Международном классификаторе товаров и услуг) более ранних редакций не было таких товаров, поэтому компания надеется, что сможет зарегистрировать знаки и продаст их всем желающим. 
  3. Направление претензии в адрес компании. В ней от компании будут требовать прекратить незаконное использование товарного знака. Причем, даже в тех случаях, когда компания уверенна в собственной правоте, игнорировать досудебные претензии не стоит – это даст конкурентам возможность говорить в суде о злостности действий и умышленном использовании их знака. Реакция на такие претензии в разных всегда разная, но первое, что следует начать делать – это подать возражение против «пиратского» знака, пытаясь аннулировать его. Далее важно понять, готов ли будет розничный магазин  при получении претензии продолжить продажи. Расчет как раз и идет на то, что магазины скорее всего снимут товар с продажи, что бы уменьшить возможные убытки. Возможность уговорить магазин продолжить продажи товара всегда индивидуальна. Патентные тролли обычно очень активно пользуются данным методом, поскольку их цель –досудебное урегулирование ситуации, получение прибыли с наименьшими затратами.
  4. Подача заявления в суд.  Конкуренты и тролли могут просить суд о вынесении запрета на использование торгового знака и взыскании компенсации в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей. Суды крайне редко выносят обеспечительные меры о приостановке продажи товара, обычно позиция судов: обеспечительные меры не должны совпадать с исковыми требованиями. Достаточно тяжело убедить суд принять обеспечительные меры в виде запрета уступки чего то, например доменов или товарных знаков, такие меры принимаются в 50% случаев.  
  5. Обращение в ФАС.  В ФАС, как правило, обращаются конкуренты, поскольку тролли не производят товары и услуги, а значит, о защите конкуренции в данном вопросе речи не идет. Если антимонопольщики увидят, что нарушение имеет место, они могут истребовать доказательства у нарушителя, таким образом избавив истца от необходимости собирать документы, доказывающие оборот контрафактного товара. Если антимонопольная служба признает действия виновника актом недобросовестной конкуренции, с компании может быть взыскан штраф в размере от 1 до 10% от оборота всего товара одной группы, реализуемого компанией. Но штраф идет в бюджет государства. Но после решения ФАСа, можно подать исковое заявление в суд и взыскать в пользу правообладателя двойной размер стоимости контрафактного товара, вот для этого будут нужны документы, которые нарушитель представил в ФАС.
  6. Обращение в полицию. Прерогатива конкурентов - правоохранители могут возбудить уголовное или административное дело, арестовать маркированный спорным обозначением товар или уничтожить его, нанеся производителю ощутимый финансовый ущерб. УК РФ и КоАП содержат статьи об уголовной (ст. 180 Незаконно использование товарного знака, ст. 147 Незаконное использование патента) и административной (ст. 14.10 Незаконно использование товарного знака, ст. 7.12. Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав)  Полиция в рамках п. 4 ст. 111 УПК РФ может применить меру процессуального принуждения – наложение ареста на имущество. Однако, как правило, полиция работает в полную силу только тогда, когда дело касается известного бренда, если же речь идет о небольшой компании и относительно неизвестном знаке, правоохранители не прикладывают должных усилий, чтобы защитить интересы правообладателя.
  7. Направление претензии в адрес магазинов. Такие претензии, как правило, направляются конкурентами. Причем, в этом случае компания-конкурент не просто отправляет претензии магазинам, продающим конкурирующий товар, но и обращается в полицию и суд. В этом случае, магазины, скорее всего, примут решение убрать товар с полок до того момента, пока ситуация не будет разрешена. Чем это грозит производителю? Его продукция не будет продаваться в течение длительного времени, за это время компания понесет существеннее финансовые потери.

В зависимости от конечных целей и конкретного случая тролли или конкуренты могут обращаться  в одну из названных инстанций или параллельно в несколько. Разница же между их действиями заключается в том, что если действия и обращения инициированы троллем, его угрозы могут не иметь сильно воздействия на розничные сети, и всегда направленны на получение компенсации, тогда как действия конкурентов всегда наносят компании экономический ущерб, препятствуя ее работе. К любым поступающим в адрес компании претензиям стоит относиться очень внимательно, ведь даже если компания уверена, что ее права на товарный знак чисты и требования конкурента не увенчаются успехом, с помощью обеспечительных мер тот может нанести компании ущерб. Таким образов, производитель юридически выиграет дело, но на определенное время будет устранен с рынка и все равно понесет убытки.

Потенциально опасные для бизнеса ситуации

Конечно, потенциально опасными для бренда компании можно считать ситуации, когда из бизнеса уходит один из партнеров и самостоятельно начинает аналогичный бизнес, когда возникает некий конфликт с конкурентом. Впрочем, гораздо чаще компания становится жертвой патентных войн тогда, когда начинает осваивать новые рынки. В качестве примера, можно рассмотреть случай с компанией Штадлер Форм Актиенгеселлшафт (Stadler Form Aktiengesellschaft).

Штадлер Форм – это швейцарская компания, существующая на рынке уже более 14-ти лет. Ее основатель – дизайнер и предприниматель Мартин Штадлер. После того, как швейцарская компания вышла на Российский рынок, она попала в поле зрения компании BORK. Техника этих двух марок находится в пограничном  ценовом сегменте и представлена в одних и тех же сетевых магазинах (MediaMarkt, Техносила, Stockmann, и др.). В 2010 году компания Техномаг, близкая к фирме BORK (одним из ее владельцев является руководитель отдела безопасности компании-производителя электроники), подала в Роспатент заявку на регистрацию обозначения «STADLER FORM», которое использует одноименный швейцарский производитель. В марте месяце уже другая компания - киприотский офшор Ваказим Пропертиз Лимитед – подал заявку на регистрацию знака «STADLER». Спустя два месяца, в мае 2011 г. на оффшорную фирму Ваказим Пропертиз был куплен товарный знак «STAHLER», после чего Ваказим подал в Роспатент возражения против действия знака «STADLER FORM». Роспатент в аннулировании регистрации обозначения отказал, но истец обратился в суд с иском о запрете использования знака «STADLER FORM», а также подал заявление в УБЭП о возбуждении уголовного дела и направил иски к розничным сетям, требуя прекратить продажу техники под брендом «STADLER FORM».

В свою очередь, швейцарская компания подала заявление о досрочном прекращении действия товарного знака «STAHLER», но Роспатент отказал ей по формальным основаниям. Это решение было обжаловано в суде. Во всех процессах компания STADLER FORM ссылалась на злоупотребление правом со стороны Ваказим Пропертиз, но суды не применяли ст.10 ГК РФ, указывая на то, что STADLER FORM не обращался с соответствующим заявлением в ФАС. Только после кассации, подтвердившей аннулирование знака «STADLER FORM», было подано заявление о признании действий Ваказим Пропертиз по приобретению прав на товарный знак «STAHLER» актом недобросовестной конкуренции и было возбуждено административное дело N А40-37701/12-5-343. Теперь, только после признания действий Ваказим Пропертиз актом недобросовестной конкуренции комиссией ФАС, суды будут иметь возможность применить ст.10 ГК РФ и отказать компании Ваказим в защите, как лицу, злоупотребившему своими правами.

19 марта 9-й Арбитражный апелляционный суд удовлетворил жалобу швейцарской компании Штадлер Форм Актиенгессельшафт об отмене запрета на использование товарного знака «STADLER FORM» на территории РФ, и отменил решение Арбитражного суда города Москвы и вынес постановление № 09АП-1760/2013-ГК.

На примере дела STADLER FORM видно, что необходимо делать для того, чтобы противостоять действиям конкурентов.

Первое, что нужно сделать – обратиться в Палату по патентным спорам с возражением о правомерности регистрации товарного знака. Для этого также необходимо доказать свою заинтересованность и привести доводы, подтверждающие, что регистрация знака неправомерна и потребитель например вводится такой регистрацией в заблуждение. Эти положения отражены в статье 1486 ГК РФ.

Следующий шаг – обращение в арбитражный суд г. Москвы с заявлением досрочном прекращении действия товарного знака в связи с его неиспользованием, однако это правило работает лишь в отношении знаков, зарегистрированных три и боле лет назад, т.к. в соответствии со ст. 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации.

Оценивая ситуацию в целом, может оказаться целесообразным попытаться досрочно прекратить действие части знаков вашего оппонента. Прекратив действие раннего знака, который использовался давно, в другом виде или для других товаров, можно заявить в оправдание использования знака довод, о том, что вы начали использовать обозначение раньше, чем поздний товарный знак оппонента.

Это станет понятно на следующем примере: ООО «Гекса - Нетканные материалы» обратилось с иском к ОАО «Пластик» о запрете использования ТЗ «АГРОТЕКС», № 170696, зарегистрированный для товаров 17 класса и № 399161, зарегистрированный для товаров 24 класса. Дело № А68-9125/2010.

Третье лицо, производитель материала АГРОТЕКС, компания Сибур – Геотекстиль, третье лицо по делу, подала заявление в Роспатент о досрочном прекращении товарного знака № 170696 в связи с неиспользованием. Решением Роспатента от 07.06.2011г. заявление было удовлетворено, действие товарного знака «АГРОТЕКС» было досрочно прекращено в связи с тем, что товары, для которых использовался товарный знак относятся к 24 классу, а не к 17 классу, для которых был зарегистрирован данный знак.

В результате, ответчик представил в суд доказательства того, что он начал использование обозначение АГРОТЕКС раньше приоритета ТЗ «АГРОТЕКС» № 399161, в иске было отказано.

В ФАС следует подавать заявление о признании действий конкурента по приобретению прав на сходный товарный знак или его регистрации актом недобросовестной конкуренции. В случае с патентными троллями эта мера неэффективна, поскольку тролли, как правило, ничего не производят и ФАСу трудно установить конкурентные отношения.

Патенты на полезную модель

«Патентный троллинг» развит в нашей стране гораздо менее, чем в Европе или США. Когда патентный рейдер обращается в суд как правообладатель, ему приходится доказывать, что у него есть зарегистрированный патент на то, что использует его жертва. И даже в том случае, когда компания получает иск от рейдера в связи с использованием патентованной технологии, она может уйти от атаки с помощью установления прав на промышленный образец. А в ряде случаев можно обойтись и без этого, потому как патентному рейдеру придется найти много обоснований для своего иска.

Западные «тролли» работают в основном на телекоммуникационном рынке, на котором в силу его специфики для отдельной технологии или устройства может быть использовано десятки зарегистрированных патентов разных лиц. Здесь при желании относительно легко найти нарушение. Но в России патентование в этой сфере было менее интенсивным, чем за границей, и поэтому нашу страну основные патентные войны (например, между Apple и Samsung) обходят стороной. Кроме того, в РФ нет своих технологических гигантов, таких как IBM и Apple (именно эти компании особенно часто становятся объектами патентных исков), поэтому наши тролли выступают в основном в сфере потребительских товаров, патентуя в целом известные решения  и шантажируя добросовестных производителей или продавцов.

Главное оружие патентных троллей – это неосведомленность или недостаточная юридическая грамотность предпринимателей. Кроме того, сегодня они имеют возможность получать патенты на полезные модели без экспертизы по существу (т. е. фактически под декларацию самого заявителя о соответствии полезной модели условиям патентоспособности).  Именно поэтому, в последние годы темпы роста патентов на полезные модели намного опередили тем рост патентов на изобретения. Чаще всего в России жертвами патентных троллей становятся производители и поставщики игрушек, товаров народного потребления и электроники. Однако атаки троллей при правильном подходе легко отбиваются.

Вот один из примеров: иск российских изобретателей Виталия Пилкина и Владимира Мирошниченко к «Сони Электроникс». К слову эти два молодых человека являются обладателями патентов на множество изобретений в сфере электроники, многие из которых не удовлетворяют такому критерию, как промышленная применимость.  Россияне потребовали от суда запретить ответчику продавать на территории России игровую консоль Playstation Vita, поскольку они еще с 2009 года обладают патентом на изобретение, которое при сравнении оказалось идентичным консоли Playstation Vita. Восьмого сентября 2012 года Коллегия палаты по патентным спорам вынесла решение по заявке № 2009136784/08 и признала патент Российской Федерации на изобретение № 2427879 недействительным полностью.

Еще один пример судебного разбирательства по патентам: в 2000 году шестеро изобретателей  получили патент на полезную модель N 31946 «Радиографическое сканирующее устройство». Впоследствии в 2008 г. патент был переуступлен ООО «Предприятие «МЕДТЕХ».

Медтех сразу же предъявил претензии своим бывшим партнерам, компаниям ЗАО «Рентгенпром» и ЗАО «АМИКО», которым он когда то поставлял продукцию по патенту.

В 2008 году ЗАО «Рентгенпром» и ЗАО «АМИКО» подали в Роспатент возражение против выдачи названного патента. Их главным аргументом стало то, что устройство является не новым, поскольку до даты приоритета полезной модели по патенту N 31946 ЗАО «АМИКО» производило и реализовывало радиографическое сканирующее устройство, которому присущи все приведенные в формуле оспариваемой полезной модели существенные признаки. Роспатент вынес решение о признании недействительным патента на полезную модель N 31946 «Радиографическое сканирующее устройство».

Через год компания «МЕДТЕХ» признала указное решение недействительным в судебном порядке, но ЗАО «Рентгенпром» и ЗАО «АМИКО» подали апелляционную жалобу. 30 июля 2010 года девятый арбитражный апелляционный суд  вынес решение по делу N А40-30551/09-5-358 и отменил решение арбитражного суда г. Москвы, оставив в силе решение Роспатента. Компания «МЕДТЕХ» подала кассационную жалобу, но в ноябре 2010 года Федеральный арбитражный суд Московского округа вынес постановление N КА-А40/14028-10 оставив решение апелляционного суда в силе.

Сегодня в нашей стране делаются первые шаги на пути к усилению защиты интеллектуальной собственности. Так, например, с введением в России экспертизы полезных моделей по существу троллинг практически вымрет, а если  России заработает патентный суд – арбитражный суд, который будет заниматься только интеллектуальным правом, решение споров в данной области станет более простым. Патентный суд будет рассматривать все дела по спорам, связанным с защитой нарушенных или оспариваемых интеллектуальных прав, в качестве суда первой и кассационной инстанции. Дела будут делиться на две категории: об установлении правообладателей и о нарушении права.

Сергей Зуйков

Сергей Зуйков

Генеральный директор / Патентный поверенный РФ / Евразийский патентный поверенный